Солдаты неудачи: провал на Кавказе

1,7 т.
Солдаты неудачи: провал на Кавказе

Чуть меньше трех лет назад в Чечне завершилась контртеррористическая операция. И надо признать, с тех пор боевые сводки с территории республики пусть и приходили, но гораздо реже и в менее резонансных масштабах, чем с соседнего Дагестана или крошечной Ингушетии.

Время от времени на территории Чечни происходили теракты, памятна попытка боевиков захватить республиканский парламент, но в целом, Кадыров в своей родовой вотчине сумел наладить видимый порядок. О цене сейчас не говорим, потому что это уже больше нравственная категория. Сотни миллиардов российских дотаций и тотальный террор кадыровских военизированных формирований внутри республики – это, если очень схематически, цена мира в Чечне.

Однако в начале января вести из Чечни буквально взорвали российские и мировые СМИ. 8 января в труднодоступных заснеженных горных районах Введенского района Чечни между силовиками федеральных и кадыровских формирований, с одной стороны, и пока еще неидентифицированными боевиками, с другой, проходило двухдневное боевое сражение.

Здесь сразу следует оговорить специфику получения информации из официальных российских источников, касающихся событий на Кавказе, и в частности, в Чечне. Для наглядного примера представьте украинских силовиков, у которых вы пытаетесь получить информацию по какому-то вопросу. Например, действительно ли СБУ арестовывало начальника Днепровского РОВД или, кто сидел за рулем в нашумевшей аварии с участием «бентли»? Информации все равно никакой не получите, и не потому, что это какая-то важная тайна, а потому что специфика у данной категории людей такая – скрывать все что угодно, даже неважное, неинтересное и никому ненужное.

Так вот, в России у силовиков подобная дуристика закручена в раз двадцать сильнее. И это минимум. А уж если случается серьезное ЧП, как, например, с недавним пожаром на АПЛ «Екатеринбург», российские силовики могут не только умалчивать, но и максимально искажать информацию. Опять же, мы сейчас говорим не о причинах, а о типичных фактах.

Поэтому, когда произошла утечка о кровопролитном бое в Введенском районе, это говорит о двух факторах: первый – масштаб боевой операции такой, что его скрыть практически невозможно (применялась и артиллерия, и авиация); и второй – официальные заявления Минобороны РФ и правительства Чечни могут в значительной степени отличаться от того, что там произошло на самом деле. Если взять официальные источники, то следует доверять только статистике, а она просто катастрофична для вооруженных сил РФ.

Итак, согласно опубликованным данным, 8 января в районе селения Тазен-Кала завязался бой между кадыровским батальоном «Юг» и боевиками. Последних, по данным все тех же официальных источников, было не менее 10 человек (возможно, 15). Бой продолжился и на второй день, когда после неудачного первого столкновения кадыровцы потеряли 4 человек убитыми (один из погибших - местный полицейский). На второй день с прибытием подкреплений федеральных войск на месте базирования боевиков было обнаружено 5 трупов. Остальным удалось скрыться. Помимо 4 убитых, российские силовики «получили» еще и 16 раненых бойцов.

Во всей этой истории удивляет совершенно беззубое проведение боевой операции, в результате которой одна из сторон, имеющая абсолютное превосходство в численности, вооружении, маневренности и снабжении, вчистую проигрывает локальное сражение. Помимо 4 убитых, у силовиков два бойца находятся в крайне тяжелом состоянии, и не факт, что СМИ вовремя сообщат, если с ними что-то случится. Одновременно, боевики, вне зависимости от их количества, ушли от преследования самостоятельно, оставив только 5 трупов и ни одного пленного.

А если вспоминать наиболее громкие подобные «спецоперации», то для российских силовиков картина и вовсе вырисовывается неприятная. К примеру, 32 боевика в печально известном Беслане, смогли уничтожить более 300 человек и боле 800 ранить. Приблизительно столько же террористов в «Норд-Осте» перебили чуть менее 200 людей, и около 700 получили ранения… И это только наиболее громкие примеры, а были ведь еще и Кизляр, и Буденновск, и десятки акций поменьше. И практически всегда гораздо меньшее количество боевиков убивало как минимум равное себе количество бойцов РФ.

Правды ради стоит отметить, что специфика введенского боя несколько иная. Мне удалось переговорить со своим бывшим одноклассником, который в эти дни проходит службу в мотострелковой бригаде, расквартированной в Буденновске. Чего-то эксклюзивного он мне не рассказал, но общая характеристика операции – ее проводили не федеральные силы, а кадыровцы. Они же и разрабатывали план ликвидации боевиков, который полностью провалился. При этом спецоперация была проведена настолько бездарно, что даже во времена министра обороны Грачева («полудурка» - прямая речь офицера российской армии) в Чечне так глупо не теряли солдат. Это слова моего одноклассника, который хоть и не участвовал в описываемых событиях, но видит кавказскую кухню изнутри.

Ну и в качестве завершения отметим, что спокойствие в Чечне – это только видимый искусственный фон. Путин в марте, понятно, победит. Кадыров, если не убьют, будет еще у власти долго (вообще, пока Путин будет в Кремле). Но настоящий взрыв в республике, как и на всем Кавказе, может произойти очень скоро. Быть может, даже в текущем году. Уже сейчас горят мусульманские Магриб и Ближний Восток, перманентно вспыхивает мусульманская Средняя Азия, а также достаточно сложная ситуация в мусульманской восточной Турции. В эту картину органично вписывается Кавказ, на просторах которого неразрешимых проблем, пожалуй, больше, чем во всем остальном мире. А с учетом того, как бездарно российские силовики проводят в регионе спецоперации, реалии возникновения новой Большой кавказской войны еще возрастают.