Блог | Станіслав Асєєв: Ненависть українцям дасть надію на справедливість: росіяни колись прокинуться в жаху

Ненависть українцям дасть надію на справедливість: росіяни колись прокинуться в жаху

У польському Вроцлаві є православний храм. З боків від його головного входу розташовуються дві таблички, написи на яких не прочитати. Кілька століть тому вони були зроблені німецькою, коли і саме місто було частиною Німеччини. Після Другої світової війни поляки Вроцлава просто зрізали літери з цих табличок, щоб про Німеччину у місті не нагадував навіть текст. – Це те, що зараз відбувається по всій Україні з Росією.

Відео дня

Далі текст мовою оригіналу

Вероятно, на Западе не представляют себе масштаб трансформаций, который произошёл с Украиной за последние 9 лет. Конечно, и откуда этому пониманию взяться, если ещё месяц назад в одном из крупнейших университетов США меня спросили, есть ли разница с какого языка меня будут переводить – украинского или русского? Даже в Штатах совершенно неясно, что переводчик с русского не поймёт ни слова, если я буду говорить на украинском: это славянские, но разные языки.

В Украине не только вырыты огромные водяные рвы на границе с Беларусью и Россией, после которых ещё идёт полоса минных полей, – эти поля сейчас проходят и по культуре. Наряду с повальным сносом памятников Пушкину, переименованием улиц, вроде "Московской" или "Дружбы народов", в Украине идёт дискуссия о конвертации украинского языка с кириллицы на латиницу, чтобы максимально чётко маркировать границу цивилизованного мира и мира русского. Говорить на русском всё чаще становится признаком дурного тона, даже переселенцы с востока – традиционно русскоязычные – стараются практиковать украинский в повседневной жизни.

Все эти процессы едва ли видны на Западе. Но что значительно хуже – нет понимания масштабов той ненависти, которая сейчас повсеместно по всей Украине к России, пока параллельно с этим нам предлагают протянуть ей руку прощения с Запада. Что ж, попробую объяснить.

Сегодня в Украине с вами не станут даже разговаривать, если вы считаете, что в войне виноват только Путин. Не станут вас слушать и с любимой формулировкой российских либералов "не всё так однозначно" и "есть хорошие русские". И не потому, что этих русских не существует, нет: здесь, в Украине, прекрасно известно, что даже в рядах ВСУ есть россияне. Но Украина точно так же слишком хорошо понимает, куда ведут такие разговоры.

Вместо этого для украинцев всё кристально ясно: виновата Россия. Вся, без двоеточия и перечисления "хороших имён". Ненависть и отторжение в Украине сейчас вызывает всё, что связано с этой страной. Путин? – Конечно, здесь даже нечего обсуждать. Его окружение и военная верхушка РФ? – Да, ненависть однозначно и к ним. Российские пропагандисты, которые изо дня в день вкладывают автоматы в руки и головы новым мобилизованным? – Их ответственность, возможно, ещё глубже, чем Путина, поскольку именно бесконечная ложь и конструирование страха от федеральных каналов России являются одним из главных двигателей этой войны.

Но кто идёт дальше по списку? – А дальше часто идёт "простой и несчастный российский народ", "наши мальчики", как любят их называть российские либералы и особо наивные люди на Западе. Но в Украине к этим "мальчикам" даже не ненависть – скорее презрение. Это те, кто вырезал Бучу, Ирпень и Изюм. Это их бомба упала на драмтеатр Мариуполя с огромной надписью "ДЕТИ", чтобы её можно было заметить даже с бомбардировщика. Это их жены на Урале, в Сибири, в Рязане в перехваченных телефонных разговорах разрешают мужьям насиловать украинок и говорят "и миксер к стиралке возьми", ожидая украденную украинскую технику в своих домах. Это тысячи зеков "группы Вагнера" – особо опасных рецидивистов, насильников и убийц – в чьей тюремной субкультуре уже заложено изнасилование как одна из форм социального существования. И только одному богу известно, что эти русские зеки, расквартированные на оккупированной части Донбасса, делают сейчас с украинками, которые живут в оккупации.

Всё это – "наши мальчики", за которых так переживает и которых так поддерживает "простой российский народ". Тот народ, который остался наблюдать резню в Украине за салатом оливье на Новый Год по "Россия-24", вместо того чтобы снести власть Путина за крупнейшую бойню со времён Второй мировой. К этому "простому народу" относятся и "простые российские учителя", которые ждут "наших мальчиков" с фронта с победой и в душещипательных видео обещают воспитывать их детей в памяти о "подвиге новой священной войны". Можно ли сказать, что всё это – Путин? Конечно, но с одной оговоркой: Путин и есть выражение сегодняшнего народа России, его воплощение, а не наоборот.

Для чего я об этом пишу? В Европе должны уже, наконец, осознать, что украинская ненависть к России – не продукт случайно упавшей ракеты на жилой дом, после чего – через пару месяцев – можно протянуть "руку прощения" в эфире у CNN. Нет. Наша ненависть – реакция на планомерную осознанную подготовку по уничтожению всего украинского со стороны России. И она уже давно стала точно такой же планомерной стратегией: холодной, расчетливой, до самой победы над нашим врагом.

И, наверное, на вопрос об ответственности и ненависти к русским лучше всего ответил сам русский – Михаил Ходорковский, российский бизнесмен, отсидевший 10 лет в российской тюрьме из-за конфликта с Владимиром Путиным. В одном из своих недавних интервью на вопрос – не считает ли он неправильным лоббировать поставки оружия для Украины, ведь от этого погибают россияне – Ходорковский сказал, что между "сесть в тюрьму" и "убить невинного украинца" эти россияне выбрали убить украинца, поэтому оккупант вполне заслуживает погибнуть в украинских полях.

От себя же добавлю, что на самом деле российским солдатам даже в голову не приходит сесть в тюрьму, бежать из России или нанести себе физическое увечье, чтобы избежать отправки на фронт. Моральный уровень мобилизованных и кадровых российских солдат не позволяет им увидеть дилеммы. В многочисленных интервью, которые взяли украинские журналисты у сотен российских военнопленных за десять месяцев вторжения, даже не просматривался вариант Ходорковского. В лучшем случае пленные россияне удивлённо говорят: "Но ведь тогда бы я сел в тюрьму, если бы не поехал на фронт". И эта мысль приходит им только в плену и вызывает явное недоумение. Один из военнопленных сказал, что сесть в тюрьму в России – равнозначно смерти, это социальная смерть, даже если ты выживешь в самом русском лагере. Дальше он не продолжил, но и так было ясно: поэтому лучше рискнуть и поехать на фронт. И в чём-то он прав для себя: разве стоило стрелять себе в ногу или получать 10 лет русских лагерей, если в итоге ты сидишь целый и невредимый в теплом кабинете и даёшь интервью, ожидая обмена? Для сегодняшних россиян лучше попытаться убить украинца и выжить на фронте, чем рисковать своей жизнью в самой России, отказавшись от этой войны.

Именно поэтому украинская лауреатка Нобелевской премии мира Александра Матвийчук в своей речи в Осло сказала: "Российский народ будет нести ответственность за эту позорную страницу своей истории и желание силой возродить бывшую империю". – А я бы добавил, что именно поэтому время для примирения ещё не настало – мы только на пути к настоящей ненависти к нашим врагам. И это то, что может звучать лишь за кулисами сдержанных нобелевских сцен.

Надо сказать, что Западу и нечего нам предложить. Здесь нет настоящего опыта примирения с врагом, потому что враг был полностью уничтожен. Вторая мировая война окончилась крахом третьего рейха, и примиряться приходилось на локальном уровне каждой стране в отдельности. Вспомним слова генерала Шарля де Голля, который, осознав масштаб коллаборации французов с нацистами, в итоге сказал: Франции нужны все её сыновья.

Но французов не мирили с нацистами, как никому в голову не приходило мирить с нацистами и евреев. Сама постановка такого вопроса была бы абсурдна. Где и на каком основании можно проложить мост между теми, кто отказывает в праве на существование жертве – и самой этой жертвой? Для нацистов евреи не представлялись людьми. Для евреев нацист – воплощение зла в чистом виде. Сегодняшняя Россия отказывает в праве на существование Украине и украинцам. Для Путина наша страна – загородная дача времён Никиты Хрущёва, а украинцы – ошибка незавершенного до конца Голодомора 1932-1933-х годов. Ни первое, ни второе в сознании Кремля не должно существовать. Отсюда – и Буча, и Мариуполь, и Изоляция, современный русский концлагерь в Донецке, – и тьма и холод на украинских улицах ночью зимой, после обстрелов инфраструктуры уже третий месяц подряд.

Но вряд ли кто-то в России – и даже на Западе – представляет, что происходит, когда в Киеве наконец на пару часов поздно вечером дают свет. Улицы заполняют крики "Слава Украине!" и самые последние ругательства в отношении Путина, – после чего идёт смех. Этот смех – смех над самой Россией, которая не понимает: с каждым обстрелом энергоподстанций, с каждым часом холода и темноты в столице ненависть и презрение киевлян к оккупанту только растут. И так – по всей нашей стране.

Здесь, в Украине, с Россией всё ясно. Но проблема в другом. Западный мир всё ещё живёт законом Христа, словами "А я говорю вам: любите врагов ваших". Отсюда – желание всех помирить. Но обновление человека в Любви не произошло. Прошло две тысячи лет, а человек всё так же жесток, алчен, низок. "Великий инквизитор" Достоевского стучится теперь в Европу "молотом Вагнера", которым подопечные Пригожина недавно раскрошили голову несчастному зэку. А с той стороны двери под этот молот подсовывают Новый Завет, обрамленный европейскими звёздочками. Чем не сюжет для карикатуры?

Да, в Европе спокойно и тихо: здесь в окнах горят рождественские звёзды и вообще есть свет. В Украине, чья столичная площадь ещё год назад вошла в список самых красивых в Европе, свет добывают из маленьких проспиртованных фитилей. Если всё правильно сделать и вам повезёт – такого фитилька хватит на пару часов: потом придётся зажигать новый. Но когда ненадолго электрики всё же дадут свет – по всей Украине снова будет смех тех самых запорожцев, которые когда-то хохотали над турецким султаном. Только теперь этот смех летит на север, в Москву.

Я не верю в прощение. Лично я верю в ненависть, которая когда-то создала из костей Аушвица государство Израиль и его верный меч – Моссад. Ненависть, которая и украинцам даст надежду на справедливость. Справедливость, которую мы получим независимо от понимания происходящего Западом и которая однажды заставит в ужасе очнуться всех россиян.

disclaimer_icon
Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...