Мир... который изменился

Мир... который изменился

Мир изменился навсегда. Он уже не будет прежним, как бы нам этого ни хотелось.

Год 2020 стал для многих и многих переломным. Если до этого всё было нестабильно, тревожно, непредсказуемо (так думали раньше), то сейчас всё стало совсем по-другому. НИКТО НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ. Никто не знает, что будет дальше.

Можно верить или не верить в пандемию COVID-19, но люди болеют и умирают по всему миру. Мало того, просто выздороветь от этого вируса недостаточно – список осложнений и последствий очень и очень длинный. Экономики разных стран в разной степени подвержены влиянию пандемии, но что страдают все страны – несомненно.

Відео дня

Что такое экономика? Это деньги, это предприятия, это люди. Поэтому не сухие цифры статистики привлекают внимание, а судьбы людей. Процветавшие ранее отрасли несут грандиозные убытки, и за каждой потерей – живые люди, владельцы и работники компаний. И у каждого есть предел потерь и предел финансового запаса прочности.

А ещё к людям пришёл страх. Не ко всем, но к очень многим. Он пришёл и поселился в их сердцах, потом отступил немного и снова постучался в двери. Все боятся умирать, хотя с лёгкостью говорят об обратном. Смеются, шутят, а в то же время боятся. И закрывают двери и окна, но ведь болезнь может нежданно прийти в любой дом. И тогда люди закрывают двери из комнаты в комнату. И они как бы вместе, под одной крышей и в одном доме, но на самом деле разделены стеной страха, а эта стена куда крепче любого металла.

А другие больше боятся потерять работу, лишиться своих благ, не иметь таких возможностей, как раньше… и тогда начинаются волнения, столкновения и бунты. Потому что правы и те, и другие. Одни не хотят болеть, а другие хотят есть. По крайней мере, есть не хуже, чем раньше. Поймут ли они друг друга? Найдут ли компромисс? Время покажет, чей страх пересилит.

Но ведь самое ужасное – не это. Самое ужасное – это когда человек умирает где-то там, за белыми дверями. Он не один, рядом с ним врачи. Они стараются спасти человека, но это удаётся далеко не всегда. И тогда он уходит из этой жизни, и уходит он один – рядом с ним нет его родных. Они не могут обняться в последний раз, не могут поцеловать друг друга, сказать слова любви и поддержки. Только чужие люди кругом, замученные и задёрганные работой. А там, за белыми дверями, где-то далеко родные, но до них не дотянуться и не докричаться. И вот это действительно страшно.

Страшно, когда покойников сжигают пачками и укладывают штабелями в общие захоронения. Как будто идёт война, а войны нет. Но нет, она есть, просто она необъявленная, и война эта с невидимым врагом, у которого нет разума и с которым не удастся договориться – он не слышит.

Но людям мало страха и мало смертей. Поэтому по всему земному шару люди с радостью вступают в конфликты друг с другом. Одни воюют с соседями, с которыми живут бок о бок столетиями, другие с радостью их к этому подстрекают, третьи режут головы за слова и изображения, четвёртые усиливают давление на третьих, пятые используют момент, чтобы загнобить свой народ посильнее… Страны как будто бы закрылись из-за болезни, но при этом с радостью готовы начать конфликт с другими странами. Может быть, людям слишком скучно в их относительной самоизоляции? А может быть, страх смерти проще пережить, когда угрожаешь другому?

У меня нет ответов на эти вопросы. Я только знаю, что мир действительно изменился, и мало у кого повернётся язык сказать, что он изменился к лучшему. Меняемся и мы – приспосабливаемся к новым условиям, приходим к пониманию чего-то нового для нас, осознаём свои ошибки или совершаем новые… И у каждого из нас есть выбор, как поступать со своей жизнью, что изменить в себе и как вести себя с теми, кто живёт рядом.

А ещё пришло время задуматься о том, что наши родные и мы сами можем оказаться за теми самыми белыми дверями, откуда не докричаться до близких. И тогда при самом худшем сценарии единственным, что будет иметь значение, станут воспоминания человека о последних днях и часах, проведённых с теми, кто ему дорог. Успеете ли вы сказать всё то, что не решались, чего стеснялись или для чего не находили времени? Ведь если нет, то этого уже не исправишь никогда.

А вообще, конечно, лучше не бояться. Не воевать, не убивать. Не провоцировать друг друга. Любить тех, кто дорог и не трогать тех, кто не трогает вас. Помнить, что нет ничего важнее семьи.

Или это слишком сложно?

Мой отец умер в ноябре 2019 года. Ещё не было никакой пандемии. И я рад, что он умер не за дверями, за которые я не смог бы пробиться, а рядом со мной и мамой, и я был с ним в этот день, касался его и целовал. Просто потому что он мой отец и я всегда любил его и продолжаю любить. И я знаю, что папа всегда и хотел умереть вот так, дома, в кругу семьи. Да, он умер неожиданно, хотя долго и тяжело болел. Но я, не зная того, что смерть так близко, успел сказать отцу о своей любви, успел поддержать обычными каждодневными хорошими словами, успел увидеть его счастье от того, что он любим.

А успеете ли вы?

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.