Грязный. Запах перегара. Бедный. Явился к дочке через 13 лет

Грязный. Запах перегара. Бедный. Явился к дочке через 13 лет

Как ты думаешь, что испытывает человек во время смерти?

Тут на днях сотрудники соц.службы в сопровождении военных привели отца одной нашей девочки. Мы честно его искали. Он бросил её ещё до рождения, отказавшись помогать её беременной маме. А с началом войны он уехал куда-то в Россию. Ни сотового. Ни места регистрации. Где-то подрабатывал на шабашках. Где-то шатался. И вот он вернулся. И мне бы радоваться...

Я врать не буду. Когда позвонили и предупредили об этом визите, то стало как-то не по себе. Мы так уже привязаны. Да и зная его прошлое я не ожидал встретить изменённую личность. Кого не знаю, тем не доверяю и не даю шанса. Но когда они все пришли, коктейль жалости и страха превратился в ярость.

Відео дня

Грязный. Запах перегара. Бедный. Я смотрел на него не скрывая презрения и злости. Соц.работница, увидев всё это, сказала - "Именно поэтому здесь военные". Няня стала между нами - "Дыши пенсия. Глубже дыши".

Соц.работница что-то рассказывала о законных правах этого индивидуума на его дочь. Но я ничего не слышал. Я только смотрел на него. И ждал любого неосторожного поступка. А он лишь молчал. И ехидно улыбался из-за спины военного.

"Где ты был все эти 13 лет? Где ты был пока она выживала на передовой?" - выкрикнул я. Моя девочка подошла, взяла за руку и сказала - "Пенсия, не надо. Пообещай мне, что не будет плохого. Лучше займись судом. Я дождусь". А этот индивидуум подошёл, погладил её по голове и спросил - "Как ты себя чувствуешь, Пенсия?".

"Удивление. Знаешь, именно это чувство отражается на лицах многих тех, кто был на миг до смерти. И без разницы, был ли он с оружием или с бутылкой в руках. Видимо все они считали, что смерть их не коснётся. Наверное считали себя уникальными. Но дело в том, что для смерти мы все одинаковые. И ты не проживешь ни на день дольше, чем накосячил. А ты, сладкий мой, накосячил порядочно" - успел сказать, пока не услышал щелчок переводчика огня.

Иногда я встречал людей, которые с пеной у рта доказывали, что во всём нужно видеть позитив. Другие говорили - "И не смей думать о плохом" или "Я даже говорить об этом не хочу". Все они с такой силой пытались убежать от вполне реального плохого, что полностью оказывались неготовы к реальности.

Ещё альпинистом я завёл себе за правило составлять план "из правила плохой погоды". Т.е. что буду делать, если вокруг всё будет плохо. Но тут я понял, что именно к такой ситуации, к появлению пропавшего родственника, я не готов. Что ж... Продолжаю учиться на своих ошибках. И теперь ожидаю плохое всегда и от всех, даже от безвести пропавших. Чтобы быть к нему готовым. Чтобы следовать своему плану даже когда грязь, гром или накрывает цунами.

Ну а пока готовимся к суду. И знаете, меня не устраивает сама формулировка - у кого-то прав на ребёнка больше, а у кого-то меньше. Что за рабское отношение к детям? У ребёнка должны быть равные права со взрослым в вопросах собственной жизни. Ни у кого из взрослых нет права на другого взрослого, а к ребёнку почему-то есть. По-скотски это как-то. Да, взрослый несёт ответственность за ребёнка. Но это не должно даже в мыслях делать его собственником детской души. Хочешь собственность? Заведи телёнка. А формулировка должна быть другой - в каких условиях у ребёнка больше возможностей сохранить своё здоровье и развиваться личностью. Всё. Пока. И спасибо что читаете.

disclaimer_icon
Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...