Чому українці не вірять у вакцинацію від COVID-19 і що з цим робити

11 хвилин
23,3 т.
Чому українці не вірять у вакцинацію від COVID-19 і що з цим робити

Черговий довжелезний шматок тексту з роздумами про нас, про ковід, спецслужби та прийняття своєї долі.

Ми живемо наче в паралельних світах. Розміщуючи щось у фейсбуці, ми неминуче стикаємося з різними думками та ставленням людей до наших постів. І це стимулює нас чистити інформаційний простір від критиків та насмішників. Хтось іде сам, когось доводиться "йти", а хтось просто не підписується на нас, зустрічаючи неприйнятний для себе контент. У результаті у нас формується комфортний інформаційний міхур, усередині якого – тільки люди, що підтримують нас, поділяють наш погляд на всілякі важливі для нас питання.

Відео дня

Але іноді інформаційні бульбашки лопаються і випускають нас у міжклітинний простір, де всі не такі як ми, ходять на головах і на чорне говорять, що це біле. У цьому просторі інформаційних бульбашок, що лопнули, для одних вакцинація – це здоров'я, а для інших – це шлях до нездоров'я. Для одних статистика – це підтвердження правильності вакцинації, а для інших – статистика – це підтвердження існування всесвітньої змови політиків, фармацевтів, світового уряду (привіт, масони). Для перших вакцина – ознака прогресу та рятування, для других – це сигнал до недовіри.

Далі текст мовою оригіналу.

Написал вчера пост о связи между политическим выбором популистов и отрицанием вакцинации и в итоге мне прилетело. Не так много, как можно было бы ожидать, что лишний раз доказывает наличие у меня весьма мощного информационного пузыря, который достаточно тщательно меня бережет от негодования людей из параллельного мира. Но и этот пузырь не является идеальной защитой. Поэтому пищи для размышления прибавилось достаточно для небольшого размышления на тему: почему так много людей не верят в то, во что вообще не надо верить, ибо это не религия, а наука. Короче, попытался разобраться почему люди не верят в вакцинацию, аргументируя таким широким диапазоном аргументов, что в него помещается всё, начиная от теорий всемирного заговора по уничтожению населения, до вполне обоснованных претензий по недостаточности предварительных исследований.

Сразу скажу, что я не отношусь к идейным вакцинаторам, так как сам вакцину сделал только после принудительного вмешательства со стороны государства и угрозы не попасть на поезд или в магазин. У меня с детства нет массы прививок по медицинским противопоказаниям и мое комфортное существование обусловлено существованием коллективного иммунитета. Иначе я бы вряд ли дожил до нормального возраста, скончавшись от какого-нибудь коклюша, столбняка или, прости господи, дифтерии. Так я чуть не умер в 20 лет от кори, против которой у меня никаких антител не существовало. Поэтому спасибо вам люди, уколотые в детстве. Благодаря вам я живу. И поэтому антиваки у меня вызывают весьма осторожное отношение, сами понимаете.

Итак, после вчерашнего побоища у себя в ленте и отрицательного баланса по подписчикам сел я и подумал, Господи, а почему? Ведь выступления против вакцин проходят не только у нас. В Испании бунтуют, в Германии кто-то чем-то недоволен, говорят даже в Китае не все так однозначно. Ну и мы тут же, в мировом тренде со своей советской убежденностью в том, что при сссэре вакцины были ого-го, не то что сейчас. Почему же так все сложно?

И вот почему, пришло мне в ответ.

Фактор №1. Реальность угрозы.

Нас слишком долго и старательно убеждали в том, что коронавирус – это реально опасная болезнь. Все СМИ больше года кричали об этом, сокрушаясь по поводу отсутствия вакцин и даже отсутствия самой возможности эти вакцины быстро сделать. Мол на это уйдет несколько лет. Спасибо вам, братцы журналисты, вы убедили весь мир в том, что скорое спасение невозможно. Так хорошо убедили, что в это все поверили.

Как всегда в сложных социальных процессах начинается расслоение на иногда противоположные по своим убеждениям группы. Нашлись и тут свои МакКлауды, искренне убежденные в правильности тотального отрицания – мол вируса вообще не существует, это все заговор, или выдумка, или спецоперация или еще что-то. Тут даже внутри группы отрицателей нет единого мнения по какой причине вирус обязан не быть.

Тем не менее сотни тысяч смертей, колонны катафалков, графики смертности сделали свое дело. Еще до начала пандемии у нас в стране уже жгли шины и закидывали камнями автобусы с людьми, вывезенными из пораженного эпидемией Китая в родные Санжары на карантин. Целого Комаровского пришлось везти, чтобы подуспокоить маленький ПГТ. Но на всю страну комаровских не напасешься, поэтому дальнейшие процессы непринятия каких-угодно мер зависели не от действий власти, а от погодных условий и уровня смертности.

Короче говоря – наличие реальной угрозы делает нас восприимчивыми и ранимыми, вселяет в нас страх и заставляет действовать неадекватно. Тем более, что те же СМИ регулярно раздувают пожар зрады (причем не только у нас), демонстрируют неготовность государства к грамотным действиям и критикуют любую решительность со стороны государства. Это создает еще большую платформу для эмоций страха и ужаса перед смертельным заболеванием. Внутреннее животное, подчиненное эмоциям, вылезает наружу. И мы, люди разумные, ничего с этим не можем сделать.

Фактор №2. Фактор прошлого.

Это уже наша советская история.

Достаточно часто обсуждается вопрос – как же так, вот при союзе всех вакцинировали и ничего, а сейчас просто мракобесие какое-то. С другой стороны коммуникативного стола идет не менее активное обсуждение темы качества старых советских вакцин, которые якобы разрабатывали десятилетиями, не то что эти новые, которые непонятно кто непонятно на какой коленке сварганил.

Во-первых, при союзе кололи практически всех без права на отказ по собственному желанию. Случаи отсутствия вакцинации были, вот я, например, но все проходило по очень жестким правилам и у обыкновенного гражданина практически не было права выбора. Да он даже и не догадывался о том, что такое право у него имеется. Естественно как только стало подрастать и обзаводиться собственными детьми поколение, успевшее родиться после развала СССР, у государственной медицины сразу же возникли проблемы с вакцинацией. А это неизбежно привело к вспышкам всяких инфекционных заболеваний, о которых уже давно позабыли.

И это ответ на второй вопрос – о качестве вакцин. Стоило возникнуть достаточно весомому кластеру не вакцинированных деток, как сразу же возникает и рост заболевания. И дело здесь не в том, что вакцина стала хуже. Против кори, дифтерии и столбняка продолжают колоть те же "советские" вакцины, которые вдруг перестают работать. Дело в том, что вакцинация перестает быть массовой, поэтому и заболеваемость растет. Секрет успешности вакцины не столько в её исключительной силе против болезни, сколько в создании коллективного иммунитета.

Таким образом второй фактор, фактор исторических предубеждений, дает нам ложные представления о том как все было раньше. Мы думаем, что раньше люди вакцинировались по собственному желанию и что вакцины были лучше, а это не так.

Фактор №3. Новые границы.

Этот фактор снова таки обусловлен историческими процессами. Между личностью и государством всегда проходят невидимые границы, которые либо вообще нельзя пересекать, либо можно, но в строго отведенных местах и по четко определенному поводу. Личность защищается от государства.

Государства индустриальной эпохи распоряжались человеком как ресурсом. Люди – это рабочие, крестьяне, солдаты, чиновники, служащие. У них есть строго определенная функция, которая направлена на поддержку и функционирование государства. И государство осуществляет заботу о своем ценном (или не очень ценном, это зависит от государственного строя) ресурсе. Дома отдыха для трудящихся, обязательные отпуска, выплаты и прочие прелести завоеванные пролетариатом в своей классовой борьбе были частью общественного договора. Люди для государства, а государство для людей. Мы работаем на благо государства, а государство справедливо (насколько это возможно) распределяет блага для поддержания нас в работоспособном состоянии. А когда нужно для государства, то государство вторгается в наши личные жизни и форматирует их по своему усмотрению – проводит массовую вакцинацию, мобилизацию, коллективизацию и прочее. И это считалось нормальным, так как соответствовало условиями того общественного договора той эпохи.

Однако история движется, и мы перемещаемся в иную эпоху. Постиндустриальное общество медленно, но неизбежно входит в состояние силы. Он требует иного общественного договора, с иными правилами пересечения границ. Нельзя безнаказанно взять и вмешаться в личную жизнь миллионов людей. Вернее можно, но уже за совершенно другие деньги. И при выполнении абсолютно иных правил легализации вмешательства. Теперь нужны прозрачные тендеры при закупке вакцин, подключение лидеров общественного мнения к пропаганде вакцинации (вспоминаем Комаровского в Санжарах), длинные диспуты на самых раскрученных информационных площадках, тотальный срач в социальных сетях (он тоже нужен, он канализирует агрессию и претензии), наличие альтернатив в выборе вакцины (кто в советском союзе закупал несколько вариантов вакцин?) и прочие атрибуты новой эпохи, суть которых сводится к одному – соблюсти новую общественную договоренность, продемонстрировать признание границ личности и ограничить влияние государства.

Фактор №4. Проблема доверия.

Во всем мире наблюдается кризис доверия элитам. Экспертиза и статус перестают быть безусловным аргументом в споре. О чем бы не велся разговор – о политике, религии, сексуальной культуре – побеждает не экспертность, а эмоциональность. Люди перестали доверять статистике и экспертизе узких специалистов. Они верят личным ощущениям и персональному опыту.

Вместе с недоверием элитам формируется и недоверие к политике элит. Трампы, Джонсоны, Берлускони, Зеленские, Ципрасы – это отражение запроса на совершенно иной тип лидера. Это психологически тип Трикстера – разрушителя, насмешника, бунтовщика. Народные массы выбирают на самые высшие должности людей, обещающих разрушение старых принципов и устоев.

Недоверие касается и тех ценностей, которые транслируются элитами. Насаждение "разумного, доброго, вечного" перестает восприниматься как разумное, доброе и вечное. Если это насаждается, значит это нечто плохое и от него надо отказаться. Элита теряет право на монополию в сфере трактовки этики и морали. В телевизионном споре между домохозяйкой, утверждающей что люди стали жить хуже, и профессором экономики, демонстрирующем графики роста ВВП, неизбежно побеждает домохозяйка.

Масса перестает доверять своей верхушке. Любая категоричность элиты воспринимается как наезд на права и свободы граждан. Неслучайно Владимир Зеленский, разместивший пост о полезности вакцинации, вынужден был его удалить после активной критики со стороны антивакцинаторов, которых, как мы знаем, у нас большинство.

Доверие разрушено и в этих условиях любые действия властей, даже самые правильные, будут восприниматься через призму негатива и критики.

Фактор №5. Парадоксы безопасности и приоритет "Я" над "МЫ".

Многие десятилетия в мире правили спецслужбы. Весь 19 и начало 20 века – это было время военных. Они формировали государственную систему, определяли государственную политику и направляли общественное развитие. В середине 20 века на смену им пришел догмат спецслужб. Кровавые мировые войны и открытия в сфере ядерной физики продемонстрировали хрупкость мира. Нужен был иной механизм решения международных конфликтов. Разведки, спецслужбы, всякие ЦРУ с КГБ стали равноправными, а затем и лидирующими игроками в сфере как международных отношений, так и внутри государств. Если в 19 веке сыщик и шпион считались деятельностью предосудительной и презренной (шпионов вешали, а офицеров торжественно брали в плен и обменивали при первом же удобном случае), то в середине века двадцатого приоритеты поменялись. Спасибо тебе, Джеймс Бонд, мы теперь считаем шпиона человеком с высшими достоинствами.

К чему здесь спец службы? К тому, что возвышение спецслужб стало неизбежным после формирования новой идеологии высшей ценности. И эта ценность – человеческая жизнь. Один человек важнее государственного интереса. Супермен бросается спасть старушку, отвлекаясь от борьбы с всемирным злом. Ради спасения одного рядового (некий Райн) гибнет целый отряд бравых солдат с отличным капитаном во главе. Огромная махина ЦРУ проворачивает неимоверную по своей сложности и авантюрности операцию ради спасения нескольких дипломатов, сбежавших из под носа иранских спецслужб (проект "Арго"). Мировой кинематограф подхватывает новую идею и поднимает её на щит. Ценность человеческой жизни – есть высшая ценность.

И вот тут и наступает парадокс. Как говорил Владимир Ильич Ульянов "идея становится силой когда овладевает массой". Идея персональной ценности моей жизни стала приоритетом в моей представлении о мире. И вот в этом мире происходит нечто, угрожающее мне. Этих угроз на самом деле две.

Первая – удаленная и размытая. Это угроза заразиться и умереть от rовида.

Вторая – близкая и конкретная. Быть уколотым непонятной вакциной, которую непонятно кто, непонятно для каких целей, непонятно как склепал.

А ведь моя жизнь бесценна. Она важнее всего остального. И этой бесценности непосредственно угрожает не удаленный вирус, а реальная вакцина. Добавляем к этому реальность угрозы, умножаем на советские предубеждения, возводим в степень недоверия элитам, добавляем поправочный коэффициент размытости общественного договора.

И на выходе имеем проваленную компанию вакцинации, падение рейтингов действующей власти, новый общественный раскол между теми кто за и теми, кто против, ну и еще кучу дополнительных симптомов.

Можно бесконечно критиковать Зеленского (и ведь есть за что), но в данной ситуации любая власть получила бы красную карточку. Потому что возникновение антивакцинаторского движения было неизбежным. Вопрос лишь в нюансах.

Как эта ситуация характеризует нас как общество?

1. Склонность к панике. Мы паникуем, бастуем, перекрываем дороги. Это проявление нашего права на протест, конечно же. Но это и признак нашей неуравновешенности. Мы, как общество в целом, находимся в состоянии возбужденной тревоги. Мы готовы к активной агрессии против себе подобных и к пассивной агрессии против самих себя. И это очень, очень плохо. Нас нужно очень долго успокаивать, убаюкивать, защищать. Много-много лет.

2. Стремление к разделению. Удивительно быстро мы (как общество, конечно же) делимся на противоположные лагеря. Любой вопрос вызывает у нас дихотомическое разделение. Ваки и антиваки, Порошенко и Зеленский, Томос и РПЦ, ЕС и Россия, и куча других причин, которые неизбежно приводят нас к концентрации в двух противоположно направленных лагерях. Это демонстрирует нашу глубокую убежденность в порочности тех и в святости этих. Мы не видим иных красок, кроме черной и белой. И да, конечно же мы не правы.

3. Короткая память. Мы словно потеряли способность запоминать, хранить, узнавать и воспроизводить свои воспоминания. Ведь было уже масса прецедентов, связанных именно с заболеваемостью. То у нас птичий грипп, то свиной. Вроде как должны бы уже выработать иммунитет на панику от новостей из сферы медицины. Но мы снова и снова показываем первичную реакцию страха, которая никак не снижается от накопленного опыта. Очевидно поломан сам механизм накопления опыта?

Ключевой вывод у меня пока только один. Мы хаотичны и принципиально неуправляемы. Вернее, у нас отсутствует функция самоуправления. И я, право, не знаю, можно ли оперативно что-то исправить в этом хаосе и брожении. Скорее всего – нет.

Означает ли это, что ничего не надо делать ибо все бесполезно? Снова нет. Делать нужно и многое делается. Государство функционирует по своим законам и общество сотрудничает с ним беспрестанно. Даже если это не нравится ни государству, ни обществу.

Вакцинация продолжается, медицина как отрасль перерабатывает новые вызовы, люди адаптируются, ссорятся и мирятся друг с другом, примеряя на себя все новые лагеря и связи со все более новыми сторонниками и противниками, информационные пузыри .. ну они живут своей жизнью.

Мне кажется в этой непростой ситуации важно понять одно – мы обречены на отсутствие быстрых результатов. Не в том мы состоянии, чтобы вот так вдруг прийти к консенсусу или решить проблему раз и навсегда. Не в этой жизни. Нам предписана другая пьеса – с ссорами, примирениями, испытаниями, потерями и не очень ценными приобретениями. Но и эту пьесу стоит сыграть хорошо. А иначе зачем вообще весь этот театр?

disclaimer_icon

Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...