Онкохворий доброволець: у зоні АТО багато техніки з Чорнобиля

66,4 т.
Владимир Бабий

С 22-летним Володей Бабием мы познакомились в Луцке на открытии выставки портретов женщин с онкодиагнозами "Без розовых очков", куда он пришел поддержать местную участницу. Оказалось, что парень тоже лечится от рака и совсем недавно его считали безнадежно больным. История Володи поражает до глубины души.

Відео дня

Володя Бабий родился и вырос в селе Перегоновка Голованевского района Кировоградской области. В 13 лет переехал в Полтаву, поступил учиться в ПТУ на слесаря-механика сборочных работ. После окончания училища работал в Киеве, Кировограде, Полтаве. А в 20 лет ушел добровольцем на войну.

- Друзья у меня в то время были не из лучших – половина кололись, вторая половина бухали, и я понимал, что меня ждет то же самое, если я буду с ними общаться дальше. По телевизору я видел, что в стране война, мужики гибнут каждый день, а наши власти ничего не предпринимают. Я смотрел на все это и думал – чем я хуже или лучше этих ребят, ведь я такой же. И раз уж сложилась такая ситуация, что в стране война, я должен был идти туда. Не ради новой власти, а ради тех людей, которые на фронте. И в 20 лет я пошел добровольцем в АТО.

В семье отнеслись к затее Володи без энтузиазма, мать сокрушалась: "Как ты мог нас бросить, кто же нам теперь поможет?" Дело в том, что он рос в многодетной семье и был старшим из двух братьев, младшему на тот момент было десять. Но парня это не остановило. В армии платили зарплату, и удавалось немножко помогать семье деньгами. Служил Вовчик в 54-й бригаде, третьем танковом батальоне, отдельном взводе разведки, который прикомандировали к 25-му батальону. А потом у него резко начало ухудшаться самочувствие.

Последствия службы

- Онкология у меня с Троицкого, - убежден Володя. - Там по нам стреляли, снаряды разрывались прямо над головой - то ли фосфорные, то ли газовые, мы точно не знали. А через месяц-полтора после этого у меня начались страшные головные боли, стало ухудшаться зрение, и я обратился к врачам. В итоге меня отправили в госпиталь, провели по кабинетам и сказали: "Похоже, не хочешь ты, Вовчик, служить". И я решил, раз они подозревают, что я кошу, нет смысла в госпиталь обращаться. Так, принимая жменями обезболивающие таблетки, дослужил до дембеля. Об этом не хотят говорить, но в зоне АТО много техники из Чернобыля – и у наших, и у сепаров. И я знаю, что многие уходят на войну здоровыми, а возвращаются с онкологией. Только среди моих знакомых таких случаев несколько.

Володя отслужил год и четыре месяца, а вернувшись с фронта, первым делом устроился на работу, несмотря на проблемы со здоровьем. В АТО он познакомился с девушкой из Артемовска Донецкой области, женился, и молодой семье нужны были деньги, чтобы снимать жилье. Володя перевез жену в Киев, но буквально через несколько дней ему стало совсем плохо – к болям и проблемам со зрением добавились тошнота и рвота. Друг на своем авто довез парня до ближайшей больницы, и последнее, что Володя помнит, – что его отказались там принимать и на "скорой" перевезли из четвертой больницы в девятую. Очнулся он в реанимации, где узнал, что четыре дня пробыл без сознания.

Неприятности продолжаются

Какое-то время Володя проходил обследование в лор-институте, институте нейрохирургии и институте рака, и наконец ему поставили диагноз – злокачественная опухоль крыла поднебенной ямки носоглотки. Сказали, что нужно делать операцию. Пока парень в тяжелом состоянии лежал в больнице, жена сочла его бесперспективным, и пара рассталась. Сразу после Нового года в институте нейрохирургии Володе сделали операцию – частично удалили опухоль – и отправили в Кировоград продолжать лечение.

А в Кировограде произошло то, чего никто не мог предвидеть: на Вову махнули рукой. Вместо лечения 22-летнего парня ежедневно накачивали обезболивающими препаратами, вплоть до наркотических.

- Я полностью ослеп, встать не мог, был прикован к постели, и все, что мне оставалось, что я мог сделать, - это позвонить по телефону, - рассказывает Володя. – Я позвонил родным, близким, говорю - делайте что-то, потому что меня здесь угробят, но никто ничего не хотел делать, многие родственники от меня отвернулись. Тогда я начал звонить в Кировоградскую обладминистрацию, в Киев на горячую линию, говорил, что меня закалывают обезболивающим вместо того, чтобы лечить. Однажды дошло до того, что мне по ошибке укололи препарат, который предназначался моему соседу по палате, и мне было очень плохо, шла пена изо рта, меня подбрасывало, это был кошмар! Может, медсестра была пьяная, не знаю. Меня откачали, поставили капельницы, почистили организм. Стабилизировали – и снова стали колоть обезболивающие, вплоть до морфия - только б не болело.

После этого случая в Кировоград приехал дядя больного и забрал его из онкодиспансера, отвез в Гороховскую больницу. На тот момент парень был в ужасном состоянии - не мог ничего есть, ему капали глюкозу, весил 57 килограммов, тогда как из армии буквально месяц назад пришел 84 килограмма. Врачи Гороховской больницы оказались не равнодушными, нашли двух волонтеров, которые взяли ситуацию с Вовой под свой контроль, – Петра Бабия и Виталия Гладуна. Волонтеры обратились в Союз ветеранов АТО и начали собирать деньги Володе на лечение, благодаря им парня удалось перевезти в Луцкий онкодиспансер.

Начало светлой полосы

- В Луцке мне наконец повезло с врачом. Татьяна Евстахиевна отправила меня сдать заново анализы, посмотрела снимки и сказала, что есть неплохие шансы меня спасти. Убедила, что постарается исправить ситуацию. Благодаря ей я бесплатно прошел лучевую терапию, хотя не был прописан в Луцке. Покупал только то, чего не было на обеспечении больницы, - обезболивающие, препараты от тошноты, от стоматита и тому подобное. Волонтеры собирали деньги мне на карту, и этого хватало покрывать расходы на лечение. И меня там действительно поставили на ноги, хотя после Кировограда я почти был готов сдаться. Спасибо моим новым друзьям, что не позволили сложить руки.

Уже в Луцком онкодиспансере Володя познакомился с волонтером Татьяной Белинской, которая рассказала ему, что была медиком в АТО и тоже перенесла серьезную болезнь. Татьяна так заботливо отнеслась к больному бойцу, что буквально через три дня он начал есть, потом подниматься и потихоньку ходить, и хотя еще ничего не видел, но у него появилось желание вставать. Володя чувствовал, что очень много людей помогают ему, заботятся о нем, и ему захотелось их отблагодарить - приложить усилия и выздороветь. Поддержка новых друзей была просто колоссальной. Все, кто навещали парня в больнице, расспрашивали, что он любит, чего он хочет, что принести. А еще Володе прямо в больнице вручили орден "За вірність присязі".

В Луцком онкоцентре боец прошел два курса лучевой терапии. После первого из них к Володе начало возвращаться зрение, а через несколько сеансов второго курса он стал видеть четко, как раньше. Улучшилось и общее состояние – парень начал набирать вес, стал много ходить и даже потихоньку бегать.

Новая жизнь

Получив фантастическую поддержку от волонтеров, Володя тоже загорелся желанием помогать им делать добрые дела.

- Болезнь многое изменила в моей жизни к лучшему. Поменялось отношение к жизни, взгляды на жизнь. У меня появилось много друзей, и это уже настоящие друзья, а не такие, как раньше, которые за бутылку водки или за куб ширки продать готовы. А еще в больнице я стал рисовать!

Однажды Володю пришел проведать Руслан Кашаюк. Он рассказал, что рисует иконы на стекле, показал фотографии, предложил научить. Парень тогда еще совсем плохо видел, перед глазами все расплывалось, но идея Вовчику понравилась. Он рассказал о ней знакомому волынскому журналисту, который решил снять процесс на видео и написать об этом статью.

Первой картиной, которую написал Володя, была икона Пресвятой Богородицы. Руслан предложил продать ее на благотворительном аукционе, а вырученные деньги передать на лечение мальчику с онкологическим заболеванием. Вова с радостью согласился. Икону действительно купили, полторы тысячи покупатель перечислил ребенку, а тысячу дал автору, который тоже нуждался в продолжении лечения.

- После Богородицы я нарисовал Николая Угодника, и Руслан попросил, чтобы эту икону я оставил у себя, чтобы она меня охраняла, и сказал, что пока я буду рисовать иконы, я выздоровею. Конечно, я согласился и продолжил потихоньку рисовать в свое удовольствие. Со временем друзья организовали в Киверцах под Луцком благотворительную выставку-продажу, в которой помимо моих работ участвовали картины профессиональной художницы Виктории Романчук и детей одной из местных школ. Удалось продать примерно половину экспонатов и собрать почти 14 тысяч гривен мне на лечение.

После этой выставки была еще одна – в Луцкой библиотеке. Вова хотел на собранные деньги осуществить мечту больной маленькой девочки - купить ей скрипку, но продалась только пара картинок. Все же добрый позыв не остался незамеченным, нашелся человек, который захотел помочь и подарил ребенку скрипку, да не простую, а ручной работы. Вовчик был счастлив и лично ездил вручать счастливой девочке музыкальный инструмент.

Перспективы

Сейчас Володя в Киеве, приехал на обследование, после которого врачи решат – можно его прооперировать и удалить остатки опухоли или нужно делать химиотерапию. Отношение 22-летнего парня к своей болезни просто поражает:

- Мне говорили, что я, видимо, не понимаю, какая у меня опасная болезнь, что я должен лежать. Но я считаю, что мой организм лучше знает, что мне можно, а чего нельзя. Все ведь зависит от твоего отношения к болезни, настроя на лечение. Так что все будет хорошо. Я знаю, что химиотерапию люди переносят по-разному, многим от нее очень плохо, но я уверен, что перенесу ее нормально. Я парень крепкий. Не зря моя врач говорит, что таких клоунов у них еще не было (смеется).

У Володи много планов на будущее и много идей, как помогать людям. Он уверен, что скоро будет здоров. За время болезни Вова убедился, что вокруг много добрых неравнодушных людей, и примкнул к их рядам.

Сегодня парень мыслит и действует настолько свободно, как может себе позволить только человек, которому нечего терять. С большинством родственников отношения за время болезни испортились. Живет то в больнице, то у друзей. Когда вернулся из армии, государство выделило ему два гектара земли в Кировоградской области для обработки, но у парня нет ни денег, ни здоровья сажать там пшеницу. И даже если ему дадут участок под застройку, нужны огромные деньги на строительство дома. Дешевле купить уже готовое жилье.

Вова Бабий мечтает, что когда-нибудь у него будет свой дом и близкий человек, но пока новые отношения строить не спешит – нужно сначала выздороветь и стать на ноги. Тем временем он проводит в Фейсбуке благотворительные аукционы, на которых продает ценные артефакты, которые удается добыть. Флаг Украины с подписью Святослава Вакарчука он выставил на аукцион уже третий раз – первые два раза покупатель возвращал его доброму продавцу, а деньги отсылал на лечение больной девочки.

- Помогли тебе – помоги и ты, круг добра и поддержки не должен замыкаться, тогда мир будет меняться к лучшему, - уверен Володя. - Человек обязан взять на себя ответственность за то, какой пример он подает остальным.

Древняя мудрость гласит: относись к другим так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе. Если кто-то хочет помочь Володе или кому-то из его подопечных, с ним можно связаться в Фейсбуке или через редакцию "Обозревателя".