Персоніфікована валюта

5 хвилин
13,2 т.
Персоніфікована валюта

Про "український долар" я вже писав неодноразово – востаннє в матеріалі "На стику епох: податки і довкола" (в пункті 18). Зараз, розвиваючи ту ж ідею, презентую її оновлений варіант – про іменні валютні облігації як альтернативу того, що ми отримуємо/віддаємо в обмінних пунктах.

Я люблю аналогії економіки з фізикою: кредити – економічна електрика, раптове і різке розпрямлення курсової пружини – перетворення потенційної енергії в кінетичну (а супутня курсова паніка – ланцюгова реакція); так ось, цінний папір – це економічне втілення квантово-хвильового дуалізму: в ньому є риси і грошей, і товару.

Далі текст мовою оригіналу.

И чтобы она стала чисто товаром, нужны дополнительные ограничения её действительности: для валютной облигации таким ограничением может стать её персонификация без права передачи другому лицу — кроме покупки у эмитента либо его представителя и возврата тому же эмитенту либо его представителю.

Відео дня

Тогда она не сможет участвовать в расчётах — в отличие, например, от просто долларов или просто евро, которые — даже при запрете их хождения в качестве денег — спокойно себе используются в "чёрных" расчётах вместо оплаты товаров или услуг национальными деньгами.

В таком случае эмиссия подобных именных облигаций государством — в отличие от эмиссии денежной — увеличивает массу товаров, а не денег, и не только не способствует инфляции, а напротив, уравновешивая таким товаром денежную массу, препятствует обесцениванию национальных денег.

Они, облигации в валюте на конкретное лицо, становятся чем-то подобным, например, антиквариату: его покупают зачастую не столько как нечто самоценное из любви к старине и искусству, а лишь для того, чтобы сохранить в чём-то (в каком-то товаре) покупательную способность свободных денег и, когда понадобится, продать это уже по новым ценам, ничего не теряя. С такой же целью покупается-продаётся и обычная валюта (ведь вечно доллар на уровне, скажем, 26–27 не будет, это и так уже длится невероятно долго, всплеск тут неизбежен), но ею, обычной валютой, заодно иногда и рассчитываются, в персонифицированном же случае с запретом купли-продажи без участия эмитента (его представителя) это уже невозможно.

Итак, на весах товары-деньги такие ЦБ выступают гирькой с товарной стороны.

При этом для государства такая безинфляционная и даже антиинфляционная эмиссия и реализация "именных долларов" (или "именных евро") аналогична получению валютных займов, но без собственно валютного хождения. Валюта здесь присутствует как бы виртуально — просто как удобная единица измерения (а вот эмиссия чужой валюты непосредственно — была бы, разумеется, международным преступлением, иногда, впрочем, активно кем-нибудь из диктаторов практикуемым, но с последующим свержением извне тех, кто это делает).

Причём займ такой получается не только без процентов, а ещё и с возможным "отрицательным процентом" как платой вкладчика за фактическое сохранение денег. И если эта плата окажется ниже маржи (и/или комиссионных) в обменных пунктах, то именные облигации — при всём их очевидном неудобстве, связанном с вынужденной персонификацией и невозможностью расчётов, — составят неплохую конкуренцию привычной валюте для обмена, причём конкуренцию чисто рыночную, а особенно — при высокой инфляции, когда банки, чтоб не прогореть и не рисковать, увеличивают маржу. У именных же валютных облигаций — никакой маржи нет: и "туда", и "сюда" действует курс Нацбанка, просто есть небольшая комиссия, она же, повторяю, — "отрицательный процент" за фактический валютный кредит (получаемый эмитентом, правда, в валюте национальной, но зафиксированный в СКВ).

Здесь, конечно, есть элемент того, что называют финансовой пирамидой, но не в большей степени, чес у любого кредита: получил у А, через время взял у Б и вернул А, через время взял у В и вернул Б, и т. д. — на чём собственно и построена система банковских кредитов/депозитов.

Да, деньги придётся вернуть, но их надо возвращать и международным финансовым кредиторам, что, однако, никого не смущает, так тогда уж лучше брать у своих, а не у чужих, без уплаты %, а наоборот — с получением комиссионных, не говоря уже об отсутствии всевозможных дополнительных (иногда — кабальных) условий, навязываемых при получении очередного возвратного транша.

(И ещё одна разница — тут А, Б, В и т. д., а вот когда получение нового кредита и возврат старого происходят поочерёдно с одним и тем же финансовым партнёром, то никаких А, Б, В…, а просто один, например, МВФ.)

Если при этом деньги, получаемые эмитентом за облигации, вкладывать в принадлежащие государству производства с высокой оборачиваемостью, позволяющей ему — благодаря ещё и высокой рентабельности, если она есть, — и кредит вернуть, и вдобавок заработать (уже не только на комиссионных за сохранение денег, но и на производстве), то от финансовой пирамиды, когда для возврата старых долгов, просто берут новые (что и есть "экономическое электричество"), уже ничего не остаётся, это — лучшая форма использования кредитов.

Но даже без такого прекрасного идеального использования возможен вариант не менее надёжный, хоть и примитивный: полученные за облигации деньги класть на депозит в банке, зафиксированный в валюте, зарабатывая на комиссионных — с одной стороны, а на проценте на депозит — с другой стороны. Фактически заработок этот будет строиться на том, что государству доверяют больше, чем банкам, и правильно, кстати делают: оно, в крайнем случае, деньги просто подрисует (чего разоряющиеся банки сделать не смогут), это, конечно, вызовет инфляцию, но пока она — с естественным лагом — раскрутится, потери тех, кто доверился государству, можно свести к минимуму (тут важно успеть быстро потратить полученное).

Ну а суммы, вырученные государством (на возвратных условиях) за облигации в рамках, как минимум вытесняемых ими кредитов (плюс столько, сколько хотели бы взять ещё, но не дают), можно использовать так же, как без них использовали бы такие кредиты, но лучше — на то, что и социальную функцию выполняет, и способствует экономическому развитию:

субсидии беднейшим, которые и людям помогут, и, благодаря тому, что это действительно беднейшие, сразу попадут на рынок, стимулируя этим новым спросом новое производство (когда же это субсидии для оплаты коммунальных оплат, то в таком случае уже не понадобится всю тяжесть энерготарифов перекладывать на предприятия — с последующим ростом цен, ростом безработицы и снижением зарплат тех, кто останется на оставшихся предприятиях, — чем такое, так уж лучше закрывать тарифную проблему субсидиями людям);

пенсии при неизбежном банкротстве Пенсионного фонда, которые также сразу окажутся новым спросом, подталкивающим производство;

уменьшение налогов, что будет способствовать инвестициям в производство (которые лучше любого кредита), в том числе из-за рубежа.

Особо отмечу при этом, что перекачка — посредством таких облигаций — денег, ищущих обмена на валюту, в деньги, активно ищущие товар, и общую денежную массу не увеличит, и будет стимулировать спросом товарное производство.

Между прочим, нечто похожее в своё время пытались сделать при Кравчуке — специалисты-старожилы должны ещё помнить спецоперацию "Сезам", рассчитанную, правда, только на зарубежных приобретателей ЦБ и закрытую Кучмой в первые же дни его президентства.

Но вот идея экономически безопасной эмиссии "именных украинских долларов" — в виде зафиксированных в СКВ облигаций — представляется заслуживающей внимания.

(Кстати, направление товарно-денежного дуализма ценных бумаг в чисто товарную сторону, о чём было сказано в начале, несколько напоминает ситуацию "что хочу, то и получу", как во фрагменте из фильма "Бойцовский клуб", где чем-то похожий на Януковича Боб говорит, конечно "Корнелиус", но желающий услышать "коронавирус" слышит именно это! Всё, стало быть, зависит от нашего желания, а сам этот фрагмент — бонус дочитавшим до конца, удивляйтесь на здоровье.)

disclaimer_icon

Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...