Вряд ли Киев получит от Анкары что-то больше

Вряд ли Киев получит от Анкары что-то больше

В один из самых кризисных дней 2017 года Реджеп Эрдоган оказался в Киеве. Формально — на ежегодной встрече Стратегической группы высокого уровня, которую возглавляют президенты Украины и Турции. Но время визита выбрано не случайно.

Накануне киевского визита взаимоотношения Анкары с Вашингтоном опустились ниже уровня 2003 года — тогда Турция не предоставила американцам свою территорию для вторжения в Ирак. Вашингтон справился с режимом Саддама и без Анкары, но запомнил. Отныне Турцию перестали считать безоговорочным союзником США.

Но арест сотрудника американского посольства, гражданина Турции, 4 октября стал новой вехой в истории этих отношений. Вашингтон в ответ заморозил выдачу всех типов виз турецким гражданам, публично заявив, что отныне сотрудники дипмиссий Америки не чувствуют себя в безопасности. Турция отреагировала, исключив американцев из системы упрощенной выдачи виз в своих аэропортах, и закрыв возможность получения виз по интернету.

Відео дня

Стоит вспомнить, что жесткие шаги российского президента Владимира Путина после сбитого турками российского военного самолета Эрдоган оставил без ответа… До сих пор между Россией и Турцией существует визовая ассиметрия: россияне въезжают в Турцию без виз, а турки и турецкие помидоры так и не смогли больше свободно пересекать российскую границу.

И на поверхности жесткое столкновение уже с новой администрацией Трампа, которое потребовало от Анкары не пересекать сирийскую границу. Эрдоган вылетел в из Стамбула в Киев в 11:55 в понедельник, и одновременно турецкая армия вошла в сирийский Идлиб.

Традиционно, у Анкары теплые отношения с Киевом. Они подтверждаются решением двух правительств не просто отменить взаимные визы, а впускать граждан двух стран по внутренним документам. Киев рассматривает Анкару как альтернативу дихотомии Запад-Россия. А послания Эрдогана Вашингтону приобретают особый колорит именно в Киеве, который в последние три года полностью зависит от решений американских друзей.

К тому же публичная возможность переложить на Вашингтон ответственность за ухудшение американо-турецких отношений позволит несколько смягчить те упреки, которые Эрдогану пришлось выслушать от "друга Порошенко". Турция ведь не присоединилась к санкциям, введенным против России из-за оккупации Крыма, и это вызывает раздражение крымскотатарского населения, которое турки публично называют братским. Да и в самой Турции проживает самая многочисленная крымскотатарская диаспора в мире.

Суда под турецким флагом по-прежнему сохраняют второе место среди списка стран-нарушителей эмбарго морских портов Крыма. Сразу после российских. И хотя доля нарушителей снизилась с 27% до 10% от общего числа кораблей, заходящих в крымские порты, Анкара все еще не навела порядок в этом вопросе.

Эрдоган публично в Киеве вновь поддержал территориальную целостность Украины и назвал оккупацию Крыма "незаконной аннексией", но уклонился от ответа на вопрос, как будет его администрация реагировать на последние случаи репрессий против лидеров крымских татар. В сентябре российские власти осудили сразу двух заместителей председателя Меджлиса крымских татар – Ахтема Чийгоза к 8 годам за организацию митинга в Симферополе 26 февраля 2014 года в поддержку Украины, и Ильми Умерова к двум годам колонии за публичное выступление – призыв к деоккупации полуострова.

Европейские столицы и Вашингтон отреагировали на каждый случай незаконного осуждения украинских граждан и крымскотатарских лидеров. Анкара – лишь на один. Не случайно накануне визита Эрдогана глава Меджлиса и народный депутат Украины Рефат Чубаров назвал самым последовательным партнером крымских татар на международной арене США, и выразил сомнение, что Турция в ближайшей перспективе решится на жесткие меры по отношению к Москве.

Цели Эрдогана в этом регионе – торговые. И на московском, и на киевском направлении турецкий президент ставит одну задачу – увеличение товарооборота. Его цель к столетию республики в 2023-м году вывести турецкий экспорт на отметку 500 миллиардов долларов. Украине в этой бухгалтерии отводится план 20 миллиардов, России – на 100. Поэтому вряд ли Киев получит от Анкары что-то больше, чем церемониальную поддержку в ООН и дипломатическую риторику.

И тут уже от Киева зависит, насколько ему удастся поставить экономические ожидания Анкары в зависимость от своих политических желаний. Стороны до сих пор не подписали договор о зоне свободной торговли, речь о которой начали вести более 10 лет назад, еще при третьем президенте Украины Викторе Ющенко.

Впрочем, и "друг Порошенко" вряд ли будет желать от Эрдогана невозможного. Говорят, Петр Алексеевич до сих пор в восхищении от турецкого коллеги, который превратил "неудавшийся военный переворот" в жесткую вертикаль власти, и избавил себя от необходимости делиться этой властью с теми заклятыми друзьями, которые помогали ее заполучить.

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

Джерело:detaly.co.il