Письма из России: "Зато Крым ваш"

Письма из России: 'Зато Крым ваш'

"Вот что вас порадует, Анатолий Иванович, - пишет из Москвы господин Пустовойтов, - в России сбоят все системы! В налоговой, и не в одной, произошёл сбой, и все, кто заплатил налоги, оказались в списках неплательщиков, с них по второму разу все сняли. Кто потерял сто тысяч, а кто и миллионы. А налоговики и сами не свои: "Мы не можем ничего поправить! Нас система в базу не пускает!". Она, эта зловредная система, заблокировала и счета компаний до тех пор, пока не уплатишь налоги по второму разу. Деятельность фирм парализована! Директора в бешенстве: как так налоги не уплачены? Что у нас за бухгалтерия?! Кто прозевал уплату налогов?! Всех уволю! Кто поумнее, предположили: с деньгами в стране напряжёнка, вот система и решила за счёт бизнеса свои проблемы. Конечно, это только предположение, но... Чтобы разом грохнулась налогооблагаемая база и все только в пользу государства, тут, знаете ли, возникает вечный вопрос: кому это выгодно? Пока я собирался вам писать, и в Управляющей компании произошёл сбой, - пишет Анатолий Стреляный для Радио Свобода. - Моей маме в платёжке написали, что она израсходовала не один куб воды, как показал счетчик, а все двадцать шесть! В МФЦ пожали плечами: сбой системы, деньги вернуть нельзя. До свидания, Анатолий Иванович. Вы уже приготовились сказать: "Зато Крым ваш"?

Відео дня

Это-то я всегда готов, дорогой Пустовойтов, но держу себя в руках, а сейчас скажу о другом. Есть понятие "полицейское государство". В широком смысле это такое государство, которое за всем и всеми надзирает, во все вмешивается. В более узком смысле – это когда полицейскими заботами и обязанностями наделяются, по возможности, все службы. То, о чем вы пишете, можно назвать полицейско-фискальным устройством. Обязанностью, грубо говоря, драть с граждан деньги наделяются все службы, какие только можно наделить. Драть всеми правдами и неправдами… Сюда примыкает изобретение все новых налогов, поборов, изъятий, вычетов, штрафов. Древнейшее, надо сказать, и важнейшее занятие властителей, особенно тех, кому не очень везет или всего всегда мало для ублажения себя и приближенных, а также для удержания подданных от бунта.

Ну, вот, кто-то не без горести пишет о том, что позволяет себе племя младое- незнакомое, а кто-то… Читаю: "Добрый день, уважаемый Анатолий Иванович! Две вещи не дают мне покоя: московская хунта на Донбассе и религия. Оставим первое и сосредоточимся на втором. Я хочу поговорить сегодня о религии, пещерной вере в бога, вседержителя и создателя всего сущего. Или бог, или прогресс – третьего не дано. Если ты исповедуешь во всём прогресс, то ты автоматически не веришь во вседержителя. Я понимаю, что большая часть людей невежественна, несмотря на школы и институты. Но ведь надо же что-то делать! Борьба с религиозностью - это и есть прогресс. Так надо действовать!", - дальше автор пишет, как именно, по его мнению, надо поступать с религиозными людьми: вплоть до того, что принудительно помещать их в особые воспитательные заведения вроде "дурдомов", он употребляет именно это слово. "Традиции, - пишет, - пусть остаются, храмы пусть стоят, масленица, яйцекрашение, курбан-байрам, день Тлалока и прочие пусть остаются, это же культурное наследие. Священников переделать в гиды. Мы должны сойтись только в одном: бога нет! И всё! Это так просто… Вот я вышел из религиозной, замшелой, поповской тьмы - значит, это может сделать любой индивид. Древние люди не знали бога, и мы должны стать как древние люди. Современный человек есть тот же древний человек плюс технологии.

Со мной всё в порядке, а с другими я веду пропаганду, и три человека после долгих мытарств уже согласились со мной, что бога нет. Если каждый атеист возьмёт группу боговерующих и станет с ними работать в свободное время, то через сто-сто пятьдесят лет количество богобоязненных резко уменьшится, а еще через двести-двести пятьдесят слово "бог" исчезнет, на нём можно будет поставить чёрный, сочный и жирный крест! И счастью не будет конца", - вот эти последние слова в письме, которое вы сейчас услышали, показывают тем, кто еще не догадался, что автор шутит, а, впрочем, кто его знает… Сто лет назад в этом духе и пытались действовать, только думали, что управятся в десять лет самое большее. Как раз десять лет Ленин и отводил на создание в бывшей Российской империи коммунизма, который не мог быть совместим с религией, а еще через сколько-то времени и по всему миру. Надо сказать, что чего-то достигли поразительно быстро. Готовыми – вполне готовыми! - жить без бога и попов оказались миллионы. Белинский об этом писал Гоголю за шестьдесят лет до такой проверки: "Русский человек произносит имя Божие, почёсывая себе задницу. Он говорит об образе: годится — молиться, не годится — горшки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нём ещё много суеверия, но нет и следа религиозности". Советское время подтверлило, что большинство людей склонны верить как угодно власти. Пока власть говорила: верьте в Бога – верили в Него. Или делали вид. Сказала: верьте против бога – стали верить против него. Дело привычное.

Следующее письмо – в пику предыдущему. По-украински я бы даже сказал: в пыку – это грубое название лица. Пыка. "Здравствуйте, Анатолий Иванович! Профессия журналиста или даже писателя - фактически одно сплошное нравоучение. Всё время кого-то порицаете или что-то осуждаете, а кого-то или что-то ставите в образец. Правда, первого чаще намного больше. Критикуете и разоблачаете. Это организмы, они выжили, преуспели и их скорее надо похвалить за это. Почему они должны быть честными, правдивыми, бескорыстными и т.п.? Да если бы они были такими особями, то их шансы выживать и процветать стремились бы к нулю. Персонажи "благородный рыцарь" и "тургеневская барышня" могут преуспевать разве что по праву рождения в привелигированном статусе. Клеймить вы можете только тех из них, кто проиграл, оказался битым. В коммунистические времена только и делали, что поучали. Вы сейчас очень мало отличаетесь. А молодёжь и вообще народ думает своё. Вы думаете, большинство россиян не догадываются о личных качествах некоего правителя?

Да прекрасно понимают - подлец, лжец, приспособленец. Это похвальные качества, но они у многих, а этому ещё и редкостно повезло. Кстати, уже Брежнев был таким. Все догадывались, кто он такой. Но очень удачливый. Абсолютно беспринципный, тупой, но хитрый. Но такими же были позднесоветские люди. Он был в плену инерции, ломали систему после него, а ему было удобней и надёжней ничего не менять. Все эти требования на что опираются? Ни на что. Вот если бы они опирались на Бога, но он ведь ни им, ни вам, да и никому не нужен", - конец письма. Так и живем, дорогие слушатели Радио Свобода. Один призывает чуть ли не казнить тех, кто верит в Бога, другой – тех, кто не верит. О чем это говорит? О том, кроме прочего, что человечество еще не определилось, как ему быть со своим происхождением, к чему грести, для чего существовать на этом свете, что хорошо и что плохо. Но определиться оно хочет, явно хочет, работает над этим – значит, зачем-то ему это нужно. Знать бы, зачем…

В прошлой передаче прозвучало письмо о том, какие замечательные продукты, включая пиво и коньяк, в России. Автор особо подчеркнул про пиво и коньяк, сообщил, что уж в чем-чем, а в этом знает толк. Слушайте другое мнение. Пишет Татьяна Трушкина: "Вы не поверите, но после поездки в Беларусь пришла к стойкому мнению, что в Москве народ ест что-то совсем непотребное.

К этой мысли я шла уже давно. То есть подозрения были ещё в далёком десятом году, когда впервые побывала в Израиле, потом - в Хорватии, затем - во Франции и т.д. Но каждый раз, возвращаясь сюда, я думала: "Господи! Что же мы тут едим?"

Сейчас уже однозначно понимаю, что то, что в московских супермаркетах лежит на полках, нормальной, здоровой пищей назвать сложно. У меня всё", - сообщает Татьяна. Продолжают писать о дурном качестве продуктов и в Крыму. Пишут как жители полуострова, так и отдыхающие там. Мое отношение к некоторым из этих жалоб давно известно постоянным слушателям "Свободы", что не мешает мне повторяться при всяком случае. Ну, а если бы и в Москве, и в Крыму продукты были лучше, чем даже в Израиле, то что: пребывание Крыма в составе России стало бы от этого законным? И вообще: то поведение Москвы, на которое свободный мир отвечает санкциями и резким сокращением всех связей с нею, можно было бы считать приемлемым? Вы можете представить себе, что свободный мир скажет: ну, все – наконец, от Москвы до самых до окраин продукты стали такими, что их можно есть, а пиво и коньяк – таким, что их можно пить (в умеренных количествах, понятно), так теперь можно отменять санкции и принимать эту страну в семью народов, уважающих законы и высоко ценящих человечность?

disclaimer_icon
Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...