Народы Кавказа обречены на деградацию и исчезновение

Народы Кавказа обречены на деградацию и исчезновение

Начало тут.

Мировые игроки подходят к Кавказу чисто ситуативно. Они рассматривают Кавказ в контексте мирового терроризма, их интересует, чтобы Кавказ не превратился в источник террористической угрозы. И второе – как транспортный коридор. Но, в связи с изменением мировой динамики цен на нефть, те транспортные проекты, которые были связаны с Кавказом еще 10-15 лет назад, сейчас несколько менее актуальны.

Что касается мирового терроризма, то это "соус", под которым Россия, как бы подает Западу Кавказ – в качестве зоны собственного влияния. Россия утверждает, что она является стабилизирующей силой на Северном и Южном Кавказе, что именно Россия способна обуздать эти противоречия, которые есть на Кавказе и противодействовать терроризму.

Відео дня

Однако это является полностью ошибочным. Это концепция не соответствует реальности. Россия давно является не стабилизирующим фактором и на Северном, и на Южном Кавказе, а дестабилизирующим. Но понимание этого факта еще не дошло до западных, до мировых лидеров и даже до значительной части экспертного сообщества.

Как же возможно преодолеть грани этих исторических и современных искусственных, навязываемых сегодня извне разделов Кавказа?

То место, которое занимает тот, или иной регион в мировой политике и в планах сильных игроков, в первую очередь зависит от самих государств этого региона и жителей этого региона. Крупнейшие мировые силы, в принципе, самодостаточны. Провинция, периферия их интересует тогда, когда там есть источник внешней угрозы, или когда они являются объектом соперничества с другими мировыми силами, или в интересах их экономики.

Но, если народы того или иного региона хотят, чтобы они заняли достойное место на мировой шахматной доске, на мировой политической карте, они должны сами прилагать усилия к этому. От самого народа зависит, будет ли он лишь объектом, останется ли на периферии мировой цивилизации, мировой экономики, или это будет регион, который займет достойное место в мировом раскладе сил, станет субъектом мировой политики, что позволит ему достичь высоко уровня жизни и высокого развития экономики.

Если мы говорим про интересы кавказских народов, то, в первую очередь, их должно было бы интересовать восстановление субъектности. Народ, регион, цивилизация, которая разделена и находится под внешним влиянием, не может быть успешной. При существующем положении народы Кавказа обречены на деградацию и может, как часто это бывало в истории, на ассимиляцию и исчезновение. Такая деградация, и при том стремительная, происходит со всеми народами, которые оказались в сфере влияния Российской империи. Она происходила в XIX, в ХХ веке, а сейчас резко ускорилась. И цементирующей средой, основной идеей народов Кавказа должно быть восстановление их независимости, восстановление эволюционной субъектности, восстановление естественных связей.

Тем более, что вряд ли найдется еще в мире регион, включающий в себя такое множество этнических, религиозных, языковых, культурных групп на сравнительно компактной территории.

К сожалению, пока нельзя сказать, что эта идея охватила широкие массы даже в тех странах, которые получили формальную независимость. По моим наблюдениям, политические элиты южно-кавказских государств: Грузии, Армении и Азербайджана, в значительной степени, еще не осознали того факта, что они являются элитами самостоятельных государств. Они все время оглядываются на внешних игроков, в первую очередь Россию, боятся вообще принимать самостоятельные решения. Это естественно для народов, которые веками были в колониальной зависимости. Такой комплекс младшего брата, который боится делать самостоятельные шаги.

Если народы Кавказа и, в первую очередь, независимых кавказских государств, преодолеют этот комплекс, то они смогут играть самостоятельные роли.

Если нет – то их ждет прозябание в качестве периферии распадающейся Российской империи. Все болезни, которыми болеет русский народ и российское общество, на Кавказе, как на любой периферии, еще более усиливаются, и если дело пойдет так и дальше – то произойдет очень печальное явление, – окончательный закат великой Кавказской цивилизации. Не хотелось бы, что бы это произошло. Но, произойдет это или нет, зависит, прежде всего, от народов Кавказа, от правящих элит и от интеллектуалов в первую очередь, которые могли бы донести это видение до широких слоев своего общества.

Цементирующей идеей региона должно быть восстановление самостоятельной цивилизационной субъектности. Кавказ на протяжении тысячелетий существовал без всякой российской экономической помощи, без всяких указаний из Москвы, Стамбула, или Тегерана. Он вполне может так просуществовать и дальше. Если народы Кавказа этого захотят.

С одной стороны, это очень просто. Мы неоднократно наблюдали примеры подобного национального возрождения в истории. Сплоченная группа интеллектуалов, особенно если они умеют владеть оружием, может практически все. Может изменить направление исторического развития своей страны, своего народа. Но, к сожалению, еще более часто в истории мы видим примеры, когда тот или иной народ не смог выделить такого авангарда и просто сходил со сцены.

У России, при этом, есть очень мощные рычаги влияния на Кавказ. В первую очередь это правящие элиты, которые находятся в полной зависимости от Кремля, и интеллектуальной, и экономической, и агентурной. Россия, в общем, никогда не считала, что она уходит или ушла с Кавказа и всячески пыталась и пытается держать Кавказ в своих цепких объятиях. Одновременно, как я уже говорил, Москва создает у Запада впечатление, что Кавказ является её естественной зоной влияния. Так что рычаги у России есть. Это мы видели на примере Грузии, на примере азербайджано-армянского конфликта, который был создан Россией и очень эффективно используется ею уже на протяжении 25 лет.

Пока сами северокавказские народы не выдвинули свой политический проект.Его нет у черкесов, его нет у других народов. Он появился у чеченцев, но очень быстро чеченский проект скатился в исламизм. Когда Чечня во время первой чеченской войны выступала под лозунгами строительства национального демократического государства, ее поддерживал весь мир.

Но очень быстро "не российская" Чечня стала идентифицироваться с Аль-Каидой, сейчас с Исламским Государством. Это касается и чеченской диаспоры за рубежом, и чеченского вооруженного подполья на Кавказе. И это, конечно, отрезало перспективы помощи Чечне со стороны Запада. Что касается арабских стран, то их, как мы видим, быстро перекупил Путин, и чеченцы остались у разбитого корыта.

Это развитие чеченского проекта очень больно ударило по перспективе национального возрождения всех северокавказских народов. Поскольку любое северокавказское национальное движение ассоциируется сейчас с терроризмом, с Аль-Каидой, с исламским фундаментализмом. Видите, что сейчас происходит на польской границе с чеченскими беженцами. Это совершенно закономерный итог развития чеченского политического проекта.

Что касается Грузии, то говорить о какой-то субъектности во внешней области после проигрыша Саакашвили вообще не приходится. Грузия не способна проводить какую-то политику даже в отношении своих оккупированных территорий. Мы видим, что все, что делает Россия в отношении Грузии в Тбилиси не вызывает вообще никакого реального протеста. К сожалению, во многом Грузия утратила политическую субъектность.

Кавказ сейчас стоит на распутье. Стать ли снова одним из очагов мировой цивилизации или оставаться глухой провинцией у моря загнивающей отсталой империи – зависит, в первую очередь, от самих кавказцев.

disclaimer_icon

Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди. Детальніше про редакційну політику OBOZREVATEL – запосиланням...