Москва и помыслить не может о продолжении атак

Москва и помыслить не может о продолжении атак

Не обманывайтесь готовящимся заявлением Ника Картера: он претендует на на пост главы вооруженных сил Великобритании, поэтому его алармизм по поводу России — это не только попытка нарастить капитализацию военного ведомства в целом, но и повысить собственную капитализацию. В целом мы имеем дело с весьма интересной тенденцией — раскруткой на Западе представления о возможностях российской военной машины с тем, чтобы нарастить оборонные бюджеты. Такой подход верен с точки зрения результата: укрепленное НАТО отбивает всякие мысли об агрессии со стороны непредсказуемого соседа, а западные обыватели — и, соответственно, парламент — отнесутся с пониманием к увеличению военных расходов.

Однако есть в этом и проблемный момент: формируется неадекватно завышенная оценка российских вооруженных сил, 90 процентов которых — небоеспособны, выделяемые средства разворовываются, техника неисправна, строительство новых боевых единиц все время откладывается. Достаточно взглянуть хотя бы на статистику уклонистов: в настоящее время их около 90 тыс. О качестве призывного состава и говорить не приходится. И, если престиж российской армии столь высок, то почему Госдума сейчас — именно сейчас, на "пике" популярности "вежливых людей" — рассматривает законопроект о том, чтобы считать уклонистами всех вне зависимости от того, получил ли гражданин повестку? А что с "кораблем позора" — российским авианесущим крейсером, испортившим экологию британских островов? А что с палубными истребителями РФ, признанными в непритязательной Индии полностью негодными к эксплуатации?

Такие нюансы сэр Картер озвучивать в своем алармистком докладе не станет. С другой стороны, Россия действительно научилась сосредотачивать свои незначительные силы на направлениях, где оппонент гарантированно не сумеет ответить или же где он заведомо слабее, и это уже приводило к катастрофам в Грузии, Украине и Сирии. В первых двух странах Москва получила более или менее достойный ответ, и даже в Сирии недавно вскрылась вся уязвимость российских сил, которые в результате атаки самодельных дронов потеряли до 11 самолетов.

Но не будем забывать, что Грузия, население которой в 40 раз меньше российского, за пять дней войны сбила от 4 до 12 российских военных самолетов и, в конечном итоге, отбила атаку (подвело слишком малое количество противоракет). Что касается Украины, то в 2014 году она встречала российских интервентов, прошедших множество войн, без армии как таковой — одними лишь плохо вооруженными добровольческими батальонами. ВСУ остановили Россию на маленьком участке Донбасса: теперь Москва и помыслить не может о продолжении атак (это не отменяет трагедии, складывающейся в связи с террористическими атаками РФ против Украины, а также ежедневными обстрелами на фронте, в результате которых погибают украинские военные).

Наконец, в Сирии у плохо вооруженных повстанцев никогда не было и не будет ПВО, не говоря уже о том, что Запад отказал им в поддержке, что позволило России войти в этот вакуум.

Весной прошлого года ВМС США запускали "Томагавки", к счастью для Кремля, отнюдь не по российской военной базе: тогда российские С-400 и "Панцири" промолчали, а Асад за 20 минут потерял 20 процентов своей авиации. Таким же образом — двумя эсминцами США — могла быть ликвидирована и российская группировка. В Москве знают это и никогда не нападут на льва, а лишь продолжать дразнить его — с безопасного расстояния. Делать то, что западные газеты ошибочно называют "умением Путина хорошо играть левой рукой".

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

РосіяОзброєннявійнаЗбройні сили України