"Герой", що самотужки руйнував "імперію зла"

'Герой', що самотужки руйнував 'імперію зла'

Вельми наївними здаються спроби представити Горбачова у вигляді такого собі билинного героя, що поодинці руйнував сонну "імперію зла". Насправді в середині 80-х радянська номенклатура в принципі була готова підтримати реформи, інстинктивно відчуваючи небачені досі перспективи при можливому поділі без господаря "загальнонародної власності".

Далі текст мовою оригіналу

Первая речь Горбачева на пленуме ЦК КПСС в апреле 1985 года содержала набор типовых советских рецептов, связанных с улучшением ситуации в стратегических областях. Руководству страны к тому моменту стало очевидно, что гонка вооружений становится неподъемной для советской экономики, и поэтому новый генсек поставил задачу модернизации тяжелого машиностроения. Впрочем, тогда слово "модернизация" еще не вошло политический лексикон, к тому же имело запашок безродного космополитизма, поэтому был использован более примитивный термин "ускорение".

Исторический звонок Андрею Дмитриевичу Сахарову в Горький состоится только через полтора года. Именно с этого момента начинается перестройка, идеологическим вдохновителем которой был совсем не Горбачев, а Александр Яковлев. Горбачеву движение в сторону политической либерализации представлялось самым надежным способом укрепить свое положение внутри партийного руководства. Это и есть традиционная манера горбачевского управления — стоять над схваткой, маневрируя между двумя конкурирующими лагерями. Судя по всему, эта модель была задействована и в августе 1991 года. К сожалению, даже по прошествии времени мы так и не разобрались до конца в короткой и бесславной истории ГКЧП — был ли Горбачев жертвой неблагодарных соратников или, что более вероятно, самоустранившись, дал им возможность реализовать силовой сценарий. Да и невозможно себе представить, что травля Сахарова на Съезде народных депутатов могла начаться без горбачевской отмашки.

Историческая обреченность Горбачева в противостоянии с Ельциным объясняется полным непониманием значения роли народа в политической борьбе. Для партийного бюрократа народ был и остается статистом, призванным играть те роли, которые пишет ему руководство. Ельцин, сумевший, в отличие от Горбачева, подняться над узкопартийными предрассудками, в этом противостоянии стал непобедимым. Сегодня странно слышать либеральные причитания о якобы подаренной Горбачевым свободе, которую мы, дескать, не заслужили. В конце 80-х страна переживала небывалый общественно-политический подъем и сотни тысяч людей выходили на улицы и площади Москвы, Ленинграда и других советских городов, чтобы заявить о своем праве жить в свободной стране. И в какой-то момент стало ясно, что ни срочно созданный ОМОН, ни даже регулярные воинские части не в состоянии сломить волю народной стихии.

Правление Горбачева — это годы постоянной борьбы за укрепление собственной власти, которая ускользнула от него задолго до 25 декабря 1991 года. Возвращение из Фороса подвело черту под его реальным участием в политической жизни. Страна поменялась, стала другой, а он все продолжал говорить об обновленном Союзе и реформе КПСС. Мог ли Горбачев с самого начала своего правления вести себя по-другому и выбрать спокойную жизнь стареющего генсека? Теоретически да. Но логика политического процесса толкала его в сторону либерализации, которую он рассматривал только как эффективное оружие против консервативной партийной верхушки. Горбачев никогда не был сторонником открытого демократического процесса. Концептуально "управляемая демократия" полностью соответствует горбачевским представлениям о "социализме с человеческим лицом". Поэтому до самого последнего времени он безоговорочно поддерживал путинские шаги по выстраиванию вертикали власти...

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

СРСРБорис ЄльцинСергій Горбачов