Теннисистка Цуренко: на выборы не ходила, не верю, что это может что-то изменить

Леся Цуренко

Украинская теннисистка Леся Цуренко после скомканного из-за травмы минувшего сезона в 2020 году начала возвращать утраченные позиции.

Несмотря на пандемию коронавируса, наша соотечественница сумела продемонстрировать неплохие результаты на крупных турнира.

В интервью OBOZREVATEL спортсменка оценила свою игру, рассказала о том, как справилась с локдауном, почему не голосовала на местных выборах и назвала цели на будущий год.

– В этом году вы провели два хороших турнира: дошли до финала в Каире и остановились на стадии 1/2 в Индиан-Уэллсе. Какую оценку вы могли бы поставить себе по шкале от 1 до 10?

– Действительно, очень странный год, в первую очередь, из-за пандемии. Мне хотелось сыграть немножко лучше: начало года было неоднозначным, но затем удалось набрать форму и действительно хорошо выступить на двух турнирах. Да, они были под эгидой ITF, но все равно, крупными. Я немного улучшила свои позиции в рейтинге, которые потеряла ранее из-за травмы. Потом наступила пандемия. Понятно, что она на всех повлияла, и мы все были в разных условиях.

Многие люди не то что играть, но и тренироваться нормально не могли. Поэтому, это было что-то очень необычное для всех. Концовка года у меня тоже не сложилась – обострилась травма локтя. Пришлось много внимания уделить ему, в итоге пожертвовав концовкой года, чтобы его залечить. Поэтому я сделала ставку уже на следующий год. Впрочем, я так и рассчитывала, потому что было понятно, что даже если теннис возобновят в этом году, то не все турниры справятся с мерами, которые ввела WTA. Было понятно, что турниры будут странными, необычными и далеко не все смогут их организовать.

Цуренко завершила сезон на 145-й строчке мирового рейтинга.

– Как вы жили в карантин?

– Я жила своей обычной жизнью. Ничего особо не изменилось, кроме отсутствия теннисных тренировок, походов в какие-то заведения и самих поездок. В остальном все осталось как есть. Это была обычная жизнь, со своими бытовыми вещами. Где мы могли – тренировались, бегали. Это было не запрещено, то есть мы делали все, что в принципе могли. Для меня карантин не был большим стрессом, я философски к нему отнеслась.

– Знаю, что некоторые игроки в этот период тренировались в частных домах, оборудованных кортами. А вы?

– Я думаю, это была практика для многих. У меня были такие тренировки, но совсем немного. В основном, физическая подготовка.

– Вы чувствовали какой-то дискомфорт, связанный с медицинским протоколом перед матчами или во время них?

– Лично для меня все эти тестирования, наверное, вызывают небольшой дискомфорт. Но ничего катастрофического не происходит. Мы очень серьезно ограничены в перемещениях. Это неприятный момент, но игроки находятся в замкнутом пространстве, и от этого никуда нельзя деться, потому что любое нарушение правил – это дисквалификация. Это что-то новое. Есть несколько типов игроков: если разделить по категориям, то это любители посидеть в своих номерах либо же любители каждый вечер сходить в новый ресторан, или посещать какие-то интересные места в каждом городе.

И вот последним было сложнее, потому что многие игроки любят посидеть в номере, никуда не выходить и заказывать room-service. Для них ничего особенно не изменилось. Я в этих категориях нахожусь где-то посерединке, потому что люблю и то, и другое. Само постоянное пребывание в номере на меня не сильно влияет на турнирах. Много чего изменилось в плане отсутствия физических контактов, например, пожимания руки. Все это немножечко странно, но не думаю, что стоит слишком драматизировать.

– Расскажите о вашей команде сегодня: кто с вами работает?

– Сейчас теннисные тренировки я провожу со Стасом Хмарским. А физическую подготовку выполняю со своим молодым человеком.

– Вы занимаетесь на кортах в столичном Х-Парке. Довольны ли вы условиями для работы в Украине?

– Игровые компоненты я отрабатываю здесь. Что мне здесь больше всего нравится? Как раз вот эта спортивная атмосфера, где все нацелены на результат, да и тренировки здесь практические. Лично я не вижу здесь любителей. В основном это дети, подростки, которые нацелены на профессиональный результат. Здесь мне нравится атмосфера, а самое главное преимущество – это команда тренеров. Она одна из лучших в Украине.

– А как насчет спарринг-партнеров? Испытываете дефицит?

– Я здесь играю с сестрами Киченок, у нас общие тренировки. И очень много занятий с подростками. Я думаю, это полезно и для меня, и для них. Я вижу, как дети на первой тренировке еще волнуются, а потом уже воспринимают меня как равную себе. Это может им помочь в будущем. Бывают такие моменты, когда играешь с кем-то сильнее по рейтингу и думаешь: "Она очень сильная, как же ее обыграть?". Потом, когда в такой атмосфере проводишь какое-то время, то эта грань стирается. Я думаю, детям такие тренировки и помогают не чувствовать этой разницы. Мол, есть профессиональные и сильные игроки, но я спокойно с ними тренируюсь, что прибавляет мне уверенности в себе.

Леся Цуренко на отдыхе.

– Я обратил внимание, что вы стали публиковать в Instagram более откровенные фотографии. Это следствие каких-то перемен в отношении к себе?

– Я отлично себя чувствую, у меня замечательная жизнь. Почему бы не развить свой Instagram, тем более, я себя уверенно чувствую в плане того, что мне не страшно себя постить. Я уверена в себе, в своей внешности и может быть, это действительно сильно изменилось, даже если сравнить меня с собой годичной давности. Я себя по-новому ощущаю, мне нравится то, что я вижу в своей жизни, и это отражается на моих социальных сетях. Тем более, если я на отдыхе. Красивые фотографии, людям нравится, почему нет?

– Из последних новостей, которые я читал о вас, бросился в глаза заголовок в духе "Леся Цуренко поделилась секретами правильного питания". Некоторые спортсмены, когда завершают карьеру, находят себя в роли фитнес-блоггеров. Вы видите себя в таком амплуа когда-нибудь в будущем?

– Без особой скромности реально могу сказать, что я многогранная личность. Мне много чего нравится, я много чего знаю и интересуюсь. Реальный профессионал я только в теннисе, а все остальное на уровне интереса. Но, тем не менее, я точно могу людям рассказать, как держать себя в форме, как питаться и раскрыть очень много секретов, которые проверены конкретно на мне. Поэтому, я действительно владею большим количеством знаний, но я не фитнес-блоггер, чтобы все это выкладывать и где-то углубляться в нюансы. Я могу понемногу делиться знаниями, но без фанатизма. Когда закончу играть, кто знает, может именно это мне понравится. Вдруг на тот момент у меня будет некоторое количество подписчиков, которым будет это интересно читать, узнавать что-то новое. Тем более, сейчас Instagram – это вид заработка, народ зарабатывает очень хорошие деньги в этой социальной сети.

У меня много и других интересов, в планах – своя семья. На данный момент я не могу прогнозировать. Знаю только, что на 100% уверенна в своем будущем, все хорошо и будет только лучше.

– Читаете ли вы комментарии под постами в своем Instagram?

– Редко, разве что, если попадается на глаза что-то интересное. Я, конечно, приблизительно знаю, что там написано, но стараюсь не вникать в это все, потому что было много негатива. Сейчас комментарии и отзывы в большинстве своем положительные, но я себя приучила отстраняться от этого из-за большого количества негатива, когда играешь на турнирах. Поэтому, я к этому отношусь отстраненно.

– Вы часто публикуете фото с Мартой Костюк, недавно провели совместный эфир в Instagram. С кем еще вы дружите из украинских теннисисток?

– Самое плотное общение у меня с Мартой и сестрами Киченок. Сейчас больше с Мартой.

Леся Цуренко и Марта Костюк.

– Какие отношения с Элиной Свитолиной?

– Обычные. Это отношения, которые развиваются в зависимости от ситуации. Ежедневного общения у нас, конечно, нет. Но, если возникает какой-то вопрос, нашего уровня нормального общения хватает, чтобы я могла любой вопрос ей задать. Мы общаемся на турнирах, поэтому, у нас ровное, нормальное общение.

– У вас была травма локтя. Как сейчас он себя чувствует?

– Я сделала месяц полного отдыха. Сейчас все намного лучше. Основная задача – удержать это состояние.

– Вы ходили на местные выборы?

– Нет.

– Почему?

– Во-первых, прописка. Во-вторых, я не верю в то, что это может что-то изменить. Без углубления в политическую тему, я думаю, что это непростой вопрос для нашей страны. Повторюсь, но не уверена, что это поможет что-то изменить.

– А вообще за политикой следите?

– Слежу, у меня есть свое мнение, и я его не высказываю.

– Правда ли, что в WTA-туре есть игроки с нетрадиционной сексуальной ориентацией?

– Честно говоря, мне все равно. Это выбор каждого человека. Пусть люди делают, что хотят. Лично мне жизнь других людей не интересна. У меня есть своя, а знать что-то о других мне абсолютно неинтересно.

– Главная цель на предстоящий сезон?

– Объективно, это чтобы не болел локоть. Основное для меня – это здоровье. А по спортивным результатам – вернуть былые позиции, но я сейчас даже не задумываюсь об этом. Основная цель – локоть. При условии, что он будет в порядке, с результатами тоже все будет супер.

Леся Цуренко