"Жизнь не закончилась, ведь я жив": история морпеха Велисевича, получившего тяжелые ранения на Донбассе

7 минут
24,1 т.
Виталий Велисевич

Чуть больше 4 месяцев назад фотографии 23-летнего матроса 1-го отдельного батальона морской пехоты 36-й ОБМП Виталия Велисевича облетели интернет. В марте молодой военный был тяжело ранен на Донбассе. Он получил многочисленные осколочные ранения, потерял руку и практически ослеп. Сейчас, после месяцев лечения и ряда операций, юноша получил надежду на то, что сможет видеть уцелевшим глазом. И даже не думает унывать, излучая неиссякаемый оптимизм и безудержную жажду жизни.

Свою историю Виталий Велисевич рассказал OBOZREVATEL.

Виталий Велисевич ("Велик")

В Киевский центральный военный госпиталь Виталий Велисевич с момента ранения попал уже во второй раз. Несколько месяцев назад его жизнь здесь спасали после ранения. Сейчас врачи борются за сохранение возможности слышать.

"Лежу здесь из-за ушей. У меня в правом ухе – перфорация, дыра, попросту говоря. В левом – барабанная перепонка втянута. Поэтому я сюда и приехал: здесь должны делать операцию на ушах. Потому что сейчас я правым ухом слышу максимум с двух метров, левым – метра на 3... Все процедуры уже прошел, анализы посдавал. Сейчас – ожидаем результатов", – говорит Виталий.

14 марта 2020 года молодой морпех получил тяжелое ранение на Мариупольском направлении, которое на тот момент держала его 36 отдельная бригада морской пехоты. И хотя Виталий вспоминает, что "перемирия" на Приазовье враг придерживался разве что днем – его жизнь перевернула не выпущенная противником мина или артиллерийский снаряд.

Ранения Виталий получил 14 марта 2020 года – так боевики "ДНР" "поздравили" его с Днем добровольца

"Такой "подарок" с той стороны получил. У меня в руке квадрокоптер взорвался. Заминирован был. Ребята нашли его прямо на тропинке у позиций наших – и принесли. Не знаю, то ли наши смогли посадить, то ли "те" сами посадили... Словом, побратимы его нашли и забрали. А я взялся за батарею – и заряд сдетонировал... Как держал квадрокоптер в левой руке – так меня и прошило... Кисть левой руки потом пришлось ампутировать. Там кости полностью раздробило. Пальцы сразу поотлетали. Их ребята потом по блиндажу собирали. Я еще шутил: оставьте себе на память, на ключи повесите... Черный юмор, говорите? Может. Но на войне без юмора – пусть и черного – никак нельзя. Он нас делает сильнее. Хоть это и мало кто понимает", – говорит Виталий.

Досталось тогда и правой руке парня: хирургам пришлось постараться, чтобы ее сохранить. Впрочем, пока функционирует она не полностью.

Все, что происходило сразу после взрыва, молодой военный хорошо помнит: несмотря на боль, сознание он не терял ни на секунду. Говорит, побратимам обязан жизнью – потому что не растерялись, оперативно оказали ему первую медицинскую помощь. А уже через 4 минуты после взрыва Виталия начали эвакуировать в больницу. В Днепре, куда его доставили из зоны проведения ООС, он уже "отключился" и неделю провел в коме под аппаратом ИВЛ: самостоятельно он дышал на 45%.

В результате взрыва парень потерял левый глаз и кисть руки. За правую руку и возможность видеть уцелевшим глазом врачам пришлось бороться

Молодого морпеха серьезно посекло осколками – основной удар от взрыва он принял на себя. Это спасло остальных бойцов: они отделались легкими осколочными ранениями и сейчас продолжают служить.

А Виталий продолжает лечиться. За три месяца в госпиталях юноша уже потерял счет операциям: хирурги пытались извлечь из тела Виталия хотя бы самые крупные куски металла. С остальными ему придется жить дальше – достать все осколки попросту невозможно.

Впрочем, если мелкие осколки в теле Виталия не беспокоят, то несколько обломков металла в глазу причиняли нестерпимую боль. Их ему недавно извлекли в ходе операции в Одессе.

Операцию на уцелевшем после взрыва глазу Виталию сделали в Одесском военном госпитале

После этого, когда постепенно спадало воспаление, парень начал хоть немного видеть. До того его окружала темнота.

"На глазу сделали в Одессе операцию, вытащили 4 осколка. Один – 4 мм, другие – поменьше. Сейчас я вижу силуэты – а сначала не видел вообще ничего. И боль прошла. Потому что раньше болело очень... Мне говорили, что без операции эти осколки постепенно бы окислились – и ничего бы уже нельзя было сделать. А так – впереди еще одна операция, месяца через 3-4. Врачи говорят, надо хрусталик менять – мой удалят, а искусственный поставят. Обещают, что все будет хорошо и я буду видеть правым глазом. Потому что левый я потерял во время взрыва", – рассказывает Виталий.

Лечение Виталия после ранения продолжается уже 5 месяц. За это время он ни разу не был дома

Несмотря на испытания, выпавшие на его долю, парень ни о чем не жалеет.

"Перед тем, как подписывать контракт, я отслужил 1,5 года "строчки". Хотел просто понять: мое это или нет. Потому что видел ребят, которые сразу на контракт пошли – и уже через 2 месяца выли... Когда вернулся из армии – неделю отдыхал, "перезагружался". Две недели – покрутил свою машину (люблю это дело). Параллельно собирал документы. И через месяц, 6 июля 2020 года, подписал контракт", – рассказывает Виталий.

Тогда ему было 22 года.

Родным о том, что едет на Донбасс, парень не сказал. Заверил, что будет проходить службу в одной из воинских частей далеко от фронта. Правду они узнали только тогда, когда Виталий оказался в госпитале.

Виталий признается: если бы была возможность – с радостью бы вернулся на фронт, к своим

На вопрос, почему решил ехать на войну, парень удивленно поднимает брови:

"А почему не я? Кто-то же должен это делать!.. У меня было много вариантов. Можно было пойти в десантуру, например. Но я выбрал морскую пехоту. Кто же не хочет в морскую пехоту?.. Я шел не за званиями – они мне не нужны. Меня не интересовало повышение. Я даже старшего матроса не стремился получить. Хочу просто матросом быть. Стоять там, с ребятами... И сдерживать тех. Чтобы они не продвигались дальше", – говорит Виталий.

Юноша признается: с радостью бы вернулся на Донбасс, к своим. Однако когда он сможет это сделать – и сможет ли вообще – сейчас ему не может сказать никто.

Раненый воин много шутит и часто улыбается. И излучает безудержный позитив – на первый взгляд, такой удивительный по сложившихся обстоятельствах, но такой необходимый для того, чтобы жить дальше.

"Что со мной случилось, я осознавал с самого начала. Как воспринял? Нормально. Просто был готов к такому и даже к худшему. Я же говорил уже, что долго думал и все взвешивал перед тем, как подписать контракт. И вполне осознавал, куда иду и чем это может для меня закончиться. Может, поэтому и не было у меня ощущения, что все – жизнь закончилась. Ведь я – жив. И здоров. Почти", – улыбается Виталий.

На момент подписания контракта Виталий Велисевичу исполнилось 22 года

За 4 с лишним месяца Виталий ни разу не был дома и не видел отца (мама у парня давно умерла). За это время к нему приезжал брат и одна из двух сестер: жизненные обстоятельства не позволяют им посещать младшего брата чаще. Да и сам Виталий на месте не сидит: с момента ранения он лечился в Днепре, Одессе, Киеве и Ирпене. При самых лучших раскладах в больничных стенах парень вынужден будет провести минимум 4 месяца. Впереди также не менее 2 операций – на глазу и на ушах.

А дальше Виталия – "Велика", как называли его побратимы из-за фамилии, – ожидает длительный период реабилитации. И еще одна проблема: ему фактически некуда возвращаться.

До подписания контракта Виталий перебивался заработками – в родном селе на Кировоградщине с работой было туго. Успел поработать высотником на стройке в Одессе, рубил и грузил лес, занимался внутренними строительными работами... Когда ненадолго возвращался на малую родину – жил в доме отца. И если возникала необходимость оформить какие-то документы или попасть на прием к врачу, парень, как и все его односельчане, вынужден был ездить в райцентр – добраться до которого можно только на собственном автомобиле или на такси. Общественный транспорт в этот отдаленный уголок Кировоградщины не ходит.

Именно поэтому парень еще до ранения собирался купить себе небольшую однокомнатную квартиру в районном центре – у знакомой его родного брата.

За нее женщина просила 5 тысяч долларов (за жилье в Кировоградской области, вдали от мегаполисов и возможностей, которые они дарят, просят недорого) – и готова была подождать, пока потенциальный покупатель соберет необходимую сумму. Около 3500 долларов Виталий даже успел накопить. До осуществления мечты ему оставалось собрать 1,5 тысячи долларов или без малого 50 000 гривен.

Все планы перечеркнуло ранения.

Из-за лечения и отсутствия доходов и даже призрачной возможности в ближайшее время найти работу, достаточно реальная сумма в полсотни тысяч гривен для Виталия превратилась в недосягаемую. Помощи ему ждать неоткуда. А потребность жить ближе к хоть какой-то цивилизации – с доступом к больнице, госучреждениям и элементарной инфраструктуре – при этом стала критической.

Сейчас парня поддерживают волонтеры

Однако то, что не под силу самому Виталию – вполне реально сделать совместными усилиями.

И если хотя бы часть из тех, кто читает сейчас эти строки, спросит себя "А почему не я?" и сделает хотя бы небольшой перевод – Виталию Велисевичу, столь молодому по возрасту и такому взрослому по поступках и убеждениях, будет куда вернуться.

Он вернется в уже собственный дом.

Реквизиты для помощи Виталию:

Монобанк: 5375 4141 1986 4469 Виталий Велисевич