"Говорить о патриотизме стало не комильфо": интервью с автором стиха "Никогда мы не будем братьями"

'Говорить о патриотизме стало не комильфо': интервью с автором стиха 'Никогда мы не будем братьями'

Студентка КПИ, киевлянка Анастасия Дмитрук стала знаменитой в начале марта 2014 года. Видео с ее стихотворением "Никогда мы не будем братьями", появившееся в Facebook, набрало буквально за несколько дней более 3 миллионов просмотров.

А через несколько дней литовский композитор Виргис Пупшис на ее слова написал песню, и видеоролик снова взорвал интернет, собрав более 15 миллионов просмотров.

В Украине его назвали хитом, символом Революции. В РФ ролик вызвал бурную реакцию. Хотя слова "россияне", "Россия" вообще в нем не фигурируют, на него писали "ответки", обзывая украинцев фашистами, а в адрес автора лился поток грязных слов.

Видео дня

О том, как сложилась ее жизнь, чем она занимается, что думает о событиях на Майдане, Донбассе и в Крыму, читайте в интервью Анастасии Дмитрук OBOZREVATEL.

– Анастасия, ваше стихотворение тогда многие восприняли как реакцию на захват Крыма россиянами. Что стало последней каплей, после чего вас так "прорвало" ?

– Расстрелы на Майдане.

– Сейчас все снова вспоминают трагические дни февраля 2014 на Майдане. Обсуждают, осмысливают те события. А кое-кто поднимает вопросы, что Небесная Сотня чрезмерно героизирована, а среди погибших были и случайные люди, которые тоже получили звание Героя Украины. Что вы сейчас, спустя шесть лет, думаете об этом? Это было правильновсем дать звание Героя?

– Кто поднимает? Те, кто давно должны сидеть за решеткой? Если они еще и поднимают какие-то волны, то позор этой действующей власти.

На Майдан никто не шел, чтобы там умереть. Туда приходили, потому что хотели жить в независимой процветающей стране с европейскими ценностями. А людей за это нормальное и естественное желание убили. Вот они и стали символом революции, ее Героями. Случайно или нет – все равно мертвы.

Выкапывать мертвых и взвешивать, кто из них больше герой, а кто меньше – верх низости.

– Как вы сейчас считаете, беркутовцы преступники или выполняли свой служебный долг?

– Для кого-то беркутовцы герои, для кого-то пешки, а для кого-то – преступники. Интересно, кто они сами для себя. Выполняя приказы руководителей в неоднозначных условиях, важно помнить, что у тебя всегда есть выбор и ты несешь за него личную ответственность. Решил стрелять, а если бы пуля попала в родного отца? Одноклассника? Друга?

– "Крымчане" и "донецкие". В их адрес очень много негатива со стороны части украинского общества. А как вы думаете, виноваты жители тех регионов в том, что случилось? Можно ли их "понять", "простить", могут ли они интегрироваться в наше общество?

– Давайте сразу уточним, что к крымским татарам и вменяемым украинцам, которые стали заложниками ситуации, негатива со стороны украинского общества нет.

Что касается тех малороссов с востока и Крыма, которые устроили раскол в стране, вызвали войну и тысячи потерянных жизней ... Сможет ли мать, потерявшая сына, простить его убийцу?

Вообще простить можно и нужно только того, кто искренне раскаялся в своих ошибках. Я не заметила, чтобы кто-то из предателей заявил нечто подобное. Им не нужно наше понимание или прощение. Они хотят "русского мира" на своих условиях, и не только на востоке. Я считаю, что они не смогут и не имеют права интегрироваться в украинское общество, по крайней мере, в ближайшее время.

Малороссы – это паразиты на теле Украины, они всегда будут раскалывать наше государство, сопротивляться любым положительным для нас изменениям и презирать нашу культуру, язык и историю.

– Так, может, спасение Украины в федерализации, как иногда говорят?

На встрече с читателями

– Федерация – это абсолютный и безвозвратный конец для государства Украина. Если у нас нет единства даже по языковому вопросу, то дайте нам федерацию – и в одно мгновение восток превратится в российскую губернию, а запад присоединится к Польше, Венгрии, Румынии соответственно.

Это же так очевидно, почему Путин и его кум Медведчук активно продвигают идею федерализации Украины.

– В одном из первых интервью вы говорили, что Украина двуязычная страна. И вы написали стихотворение на русском, чтобы его поняли все украинцы – и на Западе, и на Востоке. Ну, наверное, чтобы и в России?

– Я написала стихотворение на русском, потому что так написалось. Но я не делала этого намеренно для россиян. Тогда на русском языке он только выиграл, его услышали и литовцы, и грузины, и поляки, и белорусы – весь мир, услышали, что Украина – это не Россия.

– С тех пор был принят языковой закон, и часто в информпространство попадают истории конфликтов на почве языка, в частности в сфере обслуживания. Что вы об этом думаете? Что вы думаете, например, о поступке Ларисы Ницой, которая бросила мелочь в лицо кассира за русский язык?

– Когда на поле выходят играть сборные, возможна ли ситуация, что один из игроков наденет футболку другой страны, потому что она ему больше нравится? Нет, когда выступаешь за сборную, когда ты часть команды – ты следуешь ее правилам.

Так же и с языком. Это маркер, твоя футболка на мировой арене. Неважно, какой у тебя паспорт, что у тебя в голове и что ты постишь в Facebook – все видят футболку и понимают, чью сборную ты представляешь.

В день памяти Иловайской трагедии в Центральном военном госпитале, 2019 год

Посетив более 20 стран, я поняла одно – народы, имеющие собственное достоинство и гордость, говорят на родном государственном языке. Ни один адекватный француз, британец, немец, или испанец не поймет, почему человек не хочет говорить на языке страны, в которой он живет.

Да, Украина двуязычная. Это преимущество и недостаток одновременно. Политики всегда искусственно использовали языковой вопрос, чтобы нас разделять. Необходимо дать немного времени людям, чтобы они набрались смелости заговорить на украинском, ведь они все его прекрасно понимают и знают.

Государственные учреждения и сфера обслуживания – лицо государства. Если мы находимся на территории Украины, это лицо обязано разговаривать на государственном языке, нравится это кому-то или нет. Это мировая практика. Кто принципиально не хочет выполнять свой долг, пусть будет принципиальным до конца и освободит свое рабочее место, желательно вместе со страной проживания.

– А ваш родной язык какой? Ведь, как я помню, вы раньше говорили на русском.

– Мой родной язык – украинский. Да, какое-то время я была русскоязычной под влиянием определенных модных течений. Но после Майдана я сделала важные выводы и выбрала иной путь. Это было не просто, но ...

Если хочешь перемен, любых – имей мужество измениться сам. Мне смешно сегодня смотреть на людей, которые ждут в стране перемен, но, не дай Бог, задеть их зону комфорта. Проголодался – поднимаешься с дивана и идешь готовить есть. Хочешь изменений – начинаешь работать над собой и меняться. По-другому мир не работает. На шестом году войны с Россией имеет значение, на каком языке ты говоришь.

Выступление перед добровольцами

Вы часто выступали перед военными, бываете и сейчас в зоне ООС. Как общаетесь с воинами? Что они говорят вам о том, что происходит?

– В 2014-2016 годах у меня были сотни встреч с нашими защитниками по всей территории Украины. Те концерты и чтения были трогательными и эмоциональными. Когда война со стихийного порыва превратилась в рутинную работу – поездок меньше. А с приходом новой власти говорить о войне и патриотизме в нашей стране вообще стало не комильфо.

Не могу передать слова моих друзей-военных о нынешних событиях, потому что цензура это не пропустит. Но если сдержанно и кратко – они разочарованы нынешней политикой и называют ее просто – капитуляцией.

– На Донбассе сейчас опять обострение. Военные, особенно бывшие добробатовцы, осуждают разведение войск, которое в итоге заканчивается новыми прорывами со стороны противника. Власти говорят – а мы все равно за мир. А вы лично, что думаете – нужен нам мир любой ценой?

– Первое, что нам нужно – это национальная безопасность и политическая независимость. У действующей власти и ее электората не хватило "яиц" отстаивать государственные интересы или они так и не определились, интересы какого государства хотят отстаивать.

Мир для Украины – это победа над российской агрессией. А любая цена – это погибшие защитники на вновь созданной границе, которую постоянно разводят.

В зоне АТО

– В адрес нынешней власти звучит много нареканий, ее ругают за ошибки. А вы могли бы отметить что-то хорошее?

– Говорить о позитивных достижениях новой власти на фоне регулярного фиаско, это как искать иголку в стоге сена – цель не стоит потраченного на нее времени.

Единственный позитив пока, это смотреть как кумир миллионов холодной водой поливает из шланга свой экзальтирующий электорат. Может, не из шланга, может, и не совсем водой – но зрелище стоит аплодисментов.

– В 2014 вас поддержали многие политики. Вы сейчас общаетесь с кем-то из них?

– Наверное, нет.

– В 2014 году вы были студенткой. Чем вы сейчас занимаетесь?

– Теперь я писательница. Пишу книги, сказки, сейчас – на тему экологии, вырубки Карпатского леса. А также книгу о дороге святого Якова, которую я прошла в прошлом году – 800 км пешком по Испании. Пробую себя в новых жанрах, много читаю и путешествую.

Испания, дорога святого Якова

– Когда-то распространялись слухи, что вы вышли замуж и уехали за границу, даже говорили, что в Россию?

– Да, я вышла замуж. За украинца, с которым познакомилась на Майдане, во время Революции. Теперь мы живем во Львове. А в России я никогда не была.

– Тогда же писали, что вам поступали угрозы из России, а также от пророссийски настроенных радикалов в Украине. Что сейчас, вас оставили в покое?

– Сегодня угроз меньше, но их ненависть и желчь регулярно собирается в комментариях под моими публикациями, видео и стихами. Ну не любят они меня, и можно догадаться почему.

– Как восприняли переезд из родного Киева вы и ваши родные?

– Кто тяжело, а кто-то с облегчением (смеется). Изменение города – всегда сначала определенный дискомфорт, но в конце концов, ко всему адаптируешься и привыкаешь. Я всем довольна.