Кремль поднял ставку – Белый дом ответил

3 минуты
248,6 т.
Россия стягивает к границам с Украиной войска и технику

Относительно возможного военного обострения.

1. Риск на сегодня составляет примерно 50/50. Но это самый высокий риск за (не менее) последние 2 года. И этот риск увеличивается чуть ли не ежедневно.

2. Угроза полномасштабного вторжения со стороны России пока не является чрезмерно высокой. Россияне наращивают концентрацию сил и средств, происходят определенные неприятные движения с той стороны линии фронта в зоне ООС.

Однако – не столько количество, сколько качество соответствующих группировок пока не дает оснований прогнозировать масштабные действия. Насколько известно, не происходят те мероприятия, которые всегда предшествуют большим наступательным операциям.

Агрессия – это последний козырь, которым пользуются тогда, когда другие варианты не действуют. Учитывая поведение Кремля, Путин уверен, что остальные аргументы не исчерпаны.

Но категорически отвергать такой сценарий был бы опрометчиво. Всегда стоит готовиться к самому сложному.

3. Россия всегда поджимает на фронте, когда существует потребность/возможность. Фоном для подписания украинской властью невыгодных для государства договоренностей с агрессором были Иловайск, Дебальцево и ДАП. Кремль вполне может считать условные Шумы или Широкино (выбор топонимов произвольный) ключом к дальнейшей уступчивости Киева. Тем более, что Зеленский реального испытания войной еще не проходил.

Сил и средств для проведения локальной операции у россиян достаточно. При условии, что они точно нащупали слабое звено в нашей обороне.

4. Бряцание оружием и (или) локальный наступление – это не только давление на Киев, это и игра на повышение ставок в сложных переговорах с Вашингтоном. Контакты между РФ и США идут на разных уровнях, проходят сложно, временами жестко, но все равно продолжаются.

Пусть никого не вводят в заблуждение водевильные пение вокруг "Путин – убийца". Есть игра на публику, а реальная политика. Эти страны – откровенные антагонисты, но именно поэтому должны пробовать договариваться.

5. Реакция Вашингтона на кремлевские игры (приведение европейского контингента войск США в боеготовность, оперативные контакты американских дипломатов и военных с Киевом) означает, что американцы московский меседж увидели, намек поняли, вызов приняли. Кремль поднял ставку – Белый дом ответил.

Американский сигнал украинцам стоит особого внимания. Переоценивать его не стоит (никто за нас воевать не будет), но недооценивать – тем более.

Несмотря на напряжение и недоразумение, американцы сигнализируют, что за ситуацией следят. И такая реакция в разы важнее, чем желанный "звонок Байдена", ожидания которого превратилось чуть ли не новую национальную идею.

6. Режим прекращения огня, на который мы "подписались" летом прошлого года, в частности, предусматривает запрет на разведывательные действия, применение БПЛА, снайперской/контрснайперской работы и тому подобное.

Слава Богу, этих оговорок полностью не соблюдают. Так было бы полным безумием оставаться слепыми, глухими и беспомощными особенно перед возможным обострением. Тем более противник эти запреты игнорирует.

Однако. Военные все равно (естественно) оглядываются на Банковую, которая политические договоренности о режиме прекращения огня согласовала. И Банковая все еще настаивает на соблюдении условий режима (несмотря на усиление обстрелов).

Реального разрешения на полноценную работу снайперов, в частности, контрснайперов, насколько понятно, до сих пор нет. А самые чувствительные наши потери в последнее время – как раз через безнаказанный снайперский огонь противника.

Но. Ключевое – это снятие любых ограничений на ведение разведки. Актуально наоборот – ее усиления.

7. Есть надежда, что СНБО на своем заседании надлежащим образом оценит имеющиеся угрозы и отработает адекватные средства отпора.

Предатели, телеканалы, Конституционный суд и добывающие компании – вещи бесконечно увлекательные, но есть более насущные угрозы нацбезопасности.

Концентрируемся и бодрствуем.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

УкраинаВойна на ДонбассеРоссийско-украинский конфликтНовости РоссииВладимир ПутинДжо Байден