Как работают суды во время карантина: интервью с главой Высшего совета правосудия

Коронавирус и карантин коснулись многих сфер жизни украинцев. И дело не только в ограничениях в передвижении и потере работы или в отсутствии общественного транспорта.

Частично такие проблемы испытывает и отечественная судебная система. При этом Высший совет правосудия пытается стабилизировать ситуацию, контролировать работу судей даже в условиях такой ЧС.

Что происходит в украинских судах, работают ли они в условиях карантина и как судьи пытаются закончить процесс самоочищения – журналист Татьяна Попова расспросила у председателя Высшего совета правосудия Андрея Овсиенко специально для OBOZREVATEL.

Как будет в условиях карантина работать Высший совет правосудия и вообще судебная система?

– Высший совет правосудия – это неотъемлемая часть судебной системы. Мы стараемся принять все меры для того, чтобы судебная система синхронно работала со всеми учреждениями и органами в системе правосудия. Ведь правосудие должно осуществляться. Однако открытые судебные заседания с непосредственным участием сторон процесса в условиях объявления Кабинетом министров Украины карантина создает реальную угрозу для жизни и здоровья судей и участников судебных заседаний. Поэтому ВРП приняла обращение к парламенту относительно изменений в процессуальные кодексы для работы судов в период пандемии в онлайн-режиме. Пока же доступ лиц, не являющихся участниками процесса, в суды ограничено. Коммуникация с судами переведена в электронный режим.

Сейчас у вас прекращен прием граждан, как я видела из объявления на входе?

– Да, личный прием граждан приостановлен на период карантина, такие же распоряжения действуют и в судах, и в органах, и учреждениях системы правосудия.

– Сейчас судебных заседаний не будет совсем или они просто без могут проходить без присутствия сторон?

– Конституция определяет, что деятельность судов не может быть прекращена даже в условиях военного положения или чрезвычайного положения. На сегодня чрезвычайного положения у нас в стране нет. Есть режим чрезвычайной ситуации. Есть определенные ограничения, вызванные карантином. Такие ограничения касаются бытовых вещей, например, пользование общественным транспортом, пассажирских перевозок и тому подобное. Это объективное обстоятельство, которое затрудняет физическое появление лица в суд. Учитывая это, суды работают, но с определенными ограничениями, в зависимости от инстанции или юрисдикции суда. То есть дела, которые требуют безотлагательного рассмотрения и личной явки участника процесса. Например, в уголовном процессе это решение об избрании меры пресечения, в том числе заключения под стражу, вопрос обеспечения иска, которые подлежат рассмотрению в короткие сроки.

Вопрос участия в процессе сторонами или участника производства решается конкретно в каждом случае судом в соответствии с нормами процессуального закона.

Не следует забывать, что процессуальный закон дает возможность как отложить рассмотрение дела, если есть уважительная причина, так и приостановить производство, если, например, сторона надолго заболела. Есть возможность участия стороны в судебных заседаниях в режиме видеоконференции, рассмотрения дела в письменном производстве, без участия стороны. ВРП со своей стороны рекомендовал судам ввести дежурство судей, отправить большинство работников на дистанционный режим работы.

То есть если у человека назначено рассмотрение дела на условно говоря 30 марта или 1 апреля – оно скорее всего не будет перенесено?

– Если лицо пожелает появиться, будет такая возможность, то суд рассмотрит это дело, безусловно. Но следует понимать, что не одна сторона участвует в деле. Если, например, другая сторона не сможет появиться по объективным причинам и будет ходатайствовать об отсрочке, у суда могут быть все основания для того, чтобы рассмотрение дела отложить.

И первые инстанции, и другие инстанции, и кассация я понимаю?

– Каждая инстанция имеет свои определенные особенности, которые позволяют ей осуществлять апелляционное рассмотрение дел в порядке так называемого письменного производства без вызова сторон. Есть другие процессуальные механизмы. При этом следует понимать, что эффективная работа суда даже в таких условиях может быть только из-за отсутствия злоупотреблений процессуальными правами со стороны сторон и соблюдения неукоснительных процессуальных норм судьями и судами.

То есть если все участники судебного производства будут добросовестно использовать предоставленные им процессуальные инструменты, не будут злоупотреблять своими процессуальными правами, не будут использовать их для искусственного затягивания рассмотрения дела, не станут провоцировать необоснованного рассмотрения дела с участием всех без исключения сторон, то в таком случае суд сможет объективно обеспечить судебное разбирательство с соблюдением прав и свобод всех участников производств.

Теперь вопрос о работе Высшего совета правосудия. Если вы видите, что какой-то судья принимает странные решения, которые потом легко разбиваются в апелляции, есть процессуальные нарушения при принятии этих решений. Что может сделать здесь Высший совет правосудия? Что произошло с этой судьей Барышевского суда, если можно, конкретно.

– По результатам рассмотрения этого вопроса ВРП, к этой судье применено дисциплинарное взыскание об увольнении с занимаемой должности. Если судьей допущены грубые нарушения, которые составляют существенный дисциплинарный проступок, то это может быть основанием для освобождения судьи от должности.

Достаточно сейчас работников в сфере правосудия в Украине? Мало судьей и много дел, поэтому они затягиваются?

– В судебной системе сегодня очень большой дефицит судейских кадров. Почти 2000 вакансий незаполненные. Это 30% от общего числа судей. В результате 9 судов не осуществляют правосудие вообще, поскольку не имеют в штате суда ни одного судьи с полномочиями. В 23% судов дефицит судей составляет 50 и более процентов. Летом 2019 таких судов было вообще 16. Вследствие того, что Высший совет правосудия внесла в представление президенту Украины о назначении более 150 судей в конце года, количество судов без судей сократилась до 9. Но дефицит кадров критический. Это обусловливает чрезмерную нагрузку, увеличивает продолжительность рассмотрения дела, снижает качество их рассмотрения и тому подобное.

Есть же такие примеры, когда здесь у нас суды принимают одни решения, а потом дело попадает в ЕСПЧ, например, и там совершенно другие решения ЕСПЧ принимает, назначает даже компенсацию.

- Европейский суд дел человека не отменяет или оценивает судебные решения. Он оценивает нарушения государством прав и свобод, определенных Европейской конвенцией прав человека. Это нарушение, допущенное государством. Государство – это не только суд, это и другие государственные органы. Но, безусловно, вынесенные решения Европейским судом могут быть основанием для пересмотра судебных решений, принятых национальными судами. Это процессуальное основание для пересмотра таких судебных решений.

И выплата компенсаций?

– Материальная компенсация – это мероприятие индивидуального характера, а есть вопрос принятия мер общего характера – изменения, которые должно внедрить государство на уровне законодательства. Это набор инструментов, которыми пользуется Европейский суд при рассмотрении дел.

Есть судьи, которые были уволены за такие нарушения?

– Безусловно. Это может быть основанием, например, для освобождения судьи.

А кто был уволен?

– Например, судья Р. Киреев, который рассматривал дело Ю.Тимошенко. Как отметил Европейский суд, не было установленных законом оснований для взятия подсудимой под стражу, а потому лишения заявителя свободы было произвольным и незаконным.

Мы часто слышим, у нас есть "Центр Противодействия коррупции", который постоянно критикует судебную ветвь власти относительно коррупции в судах. Что вы делаете, чтобы с этим бороться?

– Борьба с коррупцией в том числе в судах – это, пожалуй, компетенция специально определенных органов.

Я понимаю, что задерживают они. Ваша система сама как-то пытается избавляться от таких вопиющих случаев?

– Инструменты, которыми наделена Высший совет правосудия для предотвращения и пресечения нарушений в деятельности судей и судов определены законом. Например, через процедуру привлечения к дисциплинарной ответственности, инициируется любым субъектом, который вправе обратиться с дисциплинарной жалобой, том числе правоохранительными органами. К полномочиям Высшего совета правосудия относятся предоставление согласия на задержание судьи, соблюдение его под арестом, предоставление согласия на временное отстранение судьи и правосудия в связи с привлечением его к уголовной ответственности, в том числе за коррупционные преступления.

– Перенимаете ли вы опыт и каких стран? Кстати, есть Высший совет правосудия в других странах?

– Аналогичные органы существуют в большинстве стран. Кроме того, в Европейском Союзе действует Европейская сеть советов юстиции, с которой Украина сотрудничает, но пока не может быть членом, потому что Украина не является членом Европейского Союза. Однако Украина входит в состав Консультативного совета европейских судей Совета Европы, Комиссии по эффективности правосудия Совета Европы. Их выводы являются нормами мягкого права для нас и основой для понимания общепринятых в Совете Европы стандартов в сфере правосудия. Мы сотрудничаем с судебным советами разных стран, участвуем в учебных визитах по обмену опытом и применяем лучшие международные стандарты, постепенно имплементируя их в своей деятельности, регламент и нормативные акты. Безусловно, международный опыт является полезным и актуальным и мы стараемся им не пренебрегать, а наоборот участвовать в лучших традициях и тенденциях.

Есть такая привычная ситуация с судами, когда человека против которого заводит дело, например, другая сторона муж, жена, бизнес-партнер или кто-то другой – просто не вызывают в суд, отправляя повестки не по тем адресам, где человек реально живет. Это довольно частая история, когда, скорее всего, решение профинансировано другой стороной, затем оно обычно разбивается в апелляции или кассации. Это нарушение и что можно с этим делать?

– Не каждое процессуальное нарушение может быть основанием дисциплинарной ответственности судьи. Такие нарушения должны быть умышленными или совершенными в результате небрежности. Вы же не будете отрицать то обстоятельство, что существуют ошибки в работе любого, в том числе эти ошибки могут случаться и в работе суда. Видимо, такие случаи, о которых вы говорите, имеют место. И уже от того, насколько суд действовал добросовестно, можно определить, является ли это процессуальное нарушение, которое привело к принятию неправильного или неправосудного решения или незаконного решения. В зависимости от этого дисциплинарные палаты решают вопрос, допустил ли судья дисциплинарный проступок. Но действительно, такие ситуации в дисциплинарной практике могут иметь квалификацию как нарушение норм процессуального права, что сделало невозможным реализацию своих прав участником процесса. И в каждой конкретной ситуации следует разобраться, и после этого уже делать выводы. Другое дело, когда выписали судебную повестку не на тот адрес, когда не совпадает цифра, буква в названии улицы, и когда, например, повестки вообще никому не направлялись. Такие случаи были в нашей практике, что послужили основанием для привлечения к ответственности судьи. Ведь возникает вопрос к судье – почему он несмотря на то, что в материалах дела нет ни одного сообщения о вызове; не отложил рассмотрение дела, не принял меры, а рассмотрел такое дело, независимо от того, что не выполнено требование закона по уведомлению.

Каждый процессуальный закон содержит требование, которое обязывает суд сообщать участнику дела, в зависимости от того, явка его является обязательной или факультативной. Поэтому такое нарушение действительно может повлечь за собой дисциплинарной ответственности судьи.

Какая вообще статистика за прошлый год по жалобам и если ли какие-то советы, что надо сделать заявителям при составлении жалобы? Если можно коротко.

– За три года работы Высшего совета правосудия к нам поступило более 45 000 дисциплинарных жалоб на действия судей. Из них две трети дисциплинарных жалоб было рассмотрено. По результатам рассмотрения прошлого года 15615 жалоб, например, 123 судьи потеряли должности за совершение существенного дисциплинарного проступка.

Однако должен констатировать, что более 85% жалоб по существу сводятся к несогласию с судебным решением. В таких случаях мы оставляем жалобы без рассмотрения. Высший совет правосудия не является судом и не вправе оценивать законность и обоснованность судебного решения, как это делает суд высшей инстанции. Поэтому мой совет может заключаться в том, что лицо, обращающееся с жалобой, должна внимательно читать закон. Жалоба не должна быть инструментом давления на суд. Следует осторожно пользоваться таким инструментом, если рассмотрение дела еще не завершено.

Мы оцениваем нарушения, допущенные в действиях судьи в связи с рассмотрением дела. А как судья применил закон и как он его объяснил, если объяснил добросовестно, – этот вопрос оценки судей высших инстанций.

Когда последний раз вы рассматривали жалобы, я слышала, что достаточно долгое время они не рассматриваются?

– Заседание ВРУ и ее органов происходят ежедневно. Три дисциплинарные палаты, заседают в разные дни, рассматривая дисциплинарные дела или жалобы. Два дня в неделю проходят заседания Высшего совета правосудия, в полномочия которого в вопросах дисциплинарного производства входит пересмотр решений дисциплинарных палат.

Очень много говорят о судебной реформе, когда она будет закончена и на каком она сейчас этапе?

– Судебная реформа продолжается. Она не прекращалась, пожалуй, никогда за последние 30 лет. Но если говорить юридическим языком, то значительные изменения имели место в 2005, 2010, 2016 и 2019 годах.

А в чем она сейчас состоит?

– Последний закон, который вступил в силу 7 ноября, определил некоторые особенности организации, образования и работы Высшей квалификационной комиссии Украины. Полномочия состава ВККСУ было прекращено и определен новый принцип создания такого органа. Однако часть последних изменений были признаны неконституционными, к примеру уменьшение состава ВККСУ, образование при ВРП Комиссии по вопросам добродетели и этики, уменьшение количества судей Верховного суда с 200 до 100 т.

А каких изменений, собственно, требует сама судебная система сегодня?

– Сегодня самое главное – принять законодательство для создания Высшей квалификационной комиссии судей Украины. Это позволит решить проблему дефицита судей, завершить квалификационное оценивание. Для многих судей процесс остановился на последнем этапе – это проведение собеседований. Эти шаги значительно улучшат доступ к правосудию граждан, облегчат нагрузку на судей, ускорят рассмотрение дел.

Нужен и просмотр процессуальных кодексов для упрощения процедуры рассмотрения дел. Суды рассматривают почти 4 миллиона производств в год. Сократить срок их рассмотрения можно за счет оптимизации определенных процессуальных норм.

Сейчас Высший совет правосудия находится в постоянной коммуникации с Верховной Радой, в частности, относительно законодательных изменений, которые позволили бы создать Высшую квалификационную комиссию и запустить ее для того, чтобы судебная система развивалась, наполнялась судейскими кадрами.

Комментировать

Смотрите также