В 2014 году был шанс освободить Донецк и Луганск

В 2014 году был шанс освободить Донецк и Луганск

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины Виктор Муженко заявил, что Иловайск в августе 2014 года не имел стратегического значения. Думаю, что в этом отношении он прав. Иловайск – это не Донецк и не Луганск, и его переход под контроль украинской армии вряд ли имел принципиальное значение. Но развивает эту мысль Виктор Николаевич довольно оригинально: "Иловайск в июле еще имел определенный интерес для нас как большая узловая станция, и он в наших планах рассматривался как один из тактических эпизодов, тактических задач, которые решались в ходе всей операции. Операция имела широкий размах, более 400 км по фронту. Иловайск как населенный пункт - это была просто как одна из тактических задач всей операции. Какого-то стратегического значения он для нас не имел, особенно уже в августе, когда мы контролировали Кутейниково". И это тоже верно. Овладев Кутейниково, можно было контролировать железную дорогу, которая идет через Амвросиевку на Иловайск и далее на Макеевку и Донецк, связывая самопровозглашенные республики с Россией.

Но дальше Муженко говорит нечто совсем уж невероятное – будто бы штурм Иловайска был связан с давлением определенных групп политиков и бизнесменов, которые хотели взять под свой контроль некоторые объекты инфраструктуры Донбасса: "Я думаю, что такое влияние было. Я не могу привести какую-то фактуру вам, я думаю, что есть достаточно компетентные органы, которые должны заниматься и иметь определенную информацию. Это одно. А второе то, что я знаю об этом совещании, которое было у Корбана. Такая информация у нас была. Была информация также о совещании, которое было в Курахово. Там тоже вопросы рассматривались о важности критических объектов на территории Донецкой области. Были там, я так понимаю, и определенные планы взятия под контроль Иловайска. Это был просто промежуточный этап к обладанию какими-то серьезными объектами. Возможно, ТЭС, возможно, какой-то другой объект на территории Донецкой области".

Видео дня

Вероятно, Виктор Николаевич держит украинских бизнесменов за круглых идиотов. Разумеется, у них могли быть свои виды на те или иные заводы, шахты или электростанции на оккупированной территории Донбасса. Но, как люди сугубо деловые, они прекрасно понимают, что контроль над шахтой или электростанцией ничего не стоит, пока в регионе продолжаются боевые действия. Вполне допускаю, что у Геннадия Корбана, правой руки Игоря Коломойского, действительно могло происходить какое-то совещание, где, среди прочего, могло обсуждаться состояние и дальнейшая судьба промышленных и транспортных объектов Донбасса. Но какое все это имеет отношение к попытке освобождения Иловайска? Разве что по известной пословице: в огороде бузина, а в Киеве (в Иловайске) дядька.

Но даже представим себе, что некий заговор бизнесменов и политиков, мечтавших во чтобы то ни стало прибрать к своим рукам Иловайск, действительно существовал. Но тогда придется сделать вывод, что Муженко был в доле с ними. Ведь с 3 июня 2014 года он, как начальник Генштаба, являлся главнокомандующим украинскими вооруженными силами. И без его одобрения в зоне АТО не могла быть проведена ни одна операция. Какие уж тут бизнесмены! Но, думаю, скорее всего, никаких бизнесменов и не было, а операцию по взятию Иловайска планировали его подчиненные, а утверждал он сам. И в ходе проведения этой операции Виктор Николаевич наглядно продемонстрировал, что полководец он, мягко говоря, не слишком выдающийся и до Манштейна, Гудериана, Кесселльринга, Эйзенхауэра, Пауэлла и Шварцкопфа ему еще расти и расти.

Думаю, очередная "теория заговора" понадобилась начальнику Генштаба только для того, чтобы прикрыть и оправдать собственные промахи в ходе боевых действий в Донбассе в 2014-2015 годах. Следует признать, что тогда украинская армия воевала в основном по советским лекалам, используя главным образом опыт Второй мировой войны. При этом не учитывалось, что реальная оперативная плотность войск с обеих сторон теперь была и есть в десятки раз меньше, чем, например, в том же Донбассе в 1941-1943 годах. И украинские военные, руководствуясь указаниями из Киева, пытались делать "котлы" навроде сталинградского, не учитывая, что для создания сколько-нибудь надежного окружения элементарно не хватит сил. И Иловайск, судя по всему, пытались взять не из-за чьих-то бизнес-интересов, а для того, чтобы плотнее окружить Донецк.

Между тем, реалии современной войны на Донбассе диктовали совсем другую тактику маневренной войны, в отсутствие сплошного фронта. Главной целью должно было быть не захват и удержание тех или иных пунктов или местности, а нанесение достаточно сильными и мобильными группировками максимальных потерь в живой силе и боевой технике группировкам противника, стараясь действовать быстро и внезапно. Завязнув под Иловайском, украинские войска вели бои совершенно против этих правил и закономерно попали под внезапный удар регулярных российских войск, которые в этот момент полномасштабно вступили в сражение. Но и здесь еще был шанс поражение превратить если не в победу, то в боевую ничью. Однако тут выяснилось, что у украинцев есть неплохие ротные и батальонные командиры, попадаются порой толковые комбриги, но совершенно нет соответствующих своим должностям командиров надбригадного уровня. Единственный действительно талантливый украинский генерал Геннадий Воробьев, ныне к несчастью, уже покойный, а в тот момент первый заместитель начальника Генштаба, безуспешно предлагал как можно скорее вывести войска из Иловайского "котла". До того момента, как основные дороги в "котел" оказались перерезаны, у украинского командования было целых три дня. Однако Муженко, прямо как Гитлер под Сталинградом, до последнего стремился удержать ставший уже никому не нужным Иловайск.

А на самом деле надо было, с одной стороны, как можно скорее отвести войска из-под Иловайска на запад, даже с неизбежной потерей части тяжелого вооружения и техники, а, с другой стороны, одновременно начать лобовой штурм Донецка и наполовину освобожденного тогда Луганска, которые в тот момент в основном защищало плохо обученное ополчение. При такой стратегии удалось бы не только избежать тяжелых потерь в Иловайском "котле" (по самым скромным подсчетам, 366 убитых, 429 раненых и 300 пленных и на 300 млн гривен вооружения и боевой техники), но и освободить областные столицы и стабилизировать фронт гораздо восточнее, чем он проходит сейчас. Вряд ли бы российские войска рискнули отбивать Донецк и Луганск, втягиваясь в затяжные уличные бои. Теперь же начальнику Генштаба, чтобы оправдаться, приходится придумывать "заговор бизнесменов". Только вряд ли кто в него поверит.

disclaimer_icon

Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...