Победы и поражения Украины во внешней политике: итоги 2020

Победы и поражения Украины во внешней политике: итоги 2020

В уходящем 2020 году Украина, в целом, достойно прошла по треку международной политики. Официальный Киев не пересек "красных линий", не сдал национальные интересы – как опасалось украинское общество. И даже достойно защитил интересы украинцев во время мирового локдауна. Хотя при этом новая власть Украины перестала быть "священной коровой" и стала объектом открытой критики со стороны международных партнеров.

Общая особенность мировой политики в прошлом году – всеобщий локдаун. Мировой карантин из-за COVID-19 повлиял на частоту и темп внешнеполитических контактов – большинство личных встреч политических лидеров были перенесены или отменены. Страны вынужденно сконцентрировались на внутренних процессах, а не на глобальных международных вопросах.

К слову, в момент пандемического коллапса достойно сработал МИД и другие органы Украины, предоставляя консульскую помощь своим гражданам по всему миру, организовывая эвакуацию на родину либо договариваясь о продлении законного пребывания в разных странах. В связи с этим новое дыхание получила электронная система ДРУГ (учет украинцев, находящихся за границей), а также системы е-консула и другая цифровизация консульских услуг. Вот такое вот воплощение поговорки "нет худа без добра".

Кроме пандемии на мировую внешнюю политику серьезно повлияла и внутриполитическая турбулентность в США: многие процессы застыли или отошли на второй план, ожидая ноябрьских выборов в Америке. И как только стал понятен результат, появилась и ясность куда будет двигаться год 2021. Очевидно, что в будущем году темп и качество изменений в международной политике будет другим.

Главные достижения Украины на внешнеполитической арене: мировая коалиция против России за войну против Украины сохранилась, санкционный режим ЕС продолжает действовать, кредитование со стороны ЕС продолжается, Россия не получила поддержку за агрессию против Украины, продолжает получать оружие (в том числе летальное) и технику от западных партнеров. На региональном уровне – Киев победил в борьбе за пост главы Дунайской комиссии, создал "Люблинский треугольник", выдвинулся в руководство ОЧЭС, активно работал с Молдовой.

Стоит отметить и освобождение 1624 украинцев, которых МИД вытянул из тюрем, плена у пиратов или террористов, а также отбил у Интерпола по запросу россиян.

К "плюсам" украинской внешней политики (хотя и на внутреннем треке) можно причислить и модернизацию внешнеполитического аппарата Киева. МИД получил большую операционную самостоятельность от Банковой (хотя темы России, США и Минских переговоров остались под прямым управлением Офиса президента).

А еще ускорилось назначение послов Украины: только за прошедший год Киев отправил новых представителей во Францию, Китай, Японию, Великобританию, Италию, США (сейчас готовится очередной), Израиль, Казахстан, Молдову. Получили руководителей посольства и в Иордании, ЮАР, Сингапуре, Хорватии, Финляндии, Швеции, Мексике. Минус на этом направлении – некоторые вакансии еще остаются незаполненными неоправданно долго: Ватикан, НАТО, Эфиопия (13 лет).

Внешнеполитические поражения Киева можно разделить на условные две части: те, которые прошли по вине Киева, и те, к которым Киев объективно не причастен.

К первой категории можно отнести изменение риторики Евросоюза к новым властям в Киеве – теперь официальный Киев для Брюсселя перестал быть "священной коровой", которую вообще нельзя публично критиковать. И поэтому прошлый год ознаменовался публичным конфликтом, когда ЕС начал ругать Киев не только на закрытых встречах, но и уже публично (заявления послов стран "Большой семерки", открытые письма евродепутатов и тп). ЕС даже начал прибегать к угрозам наказания – например, потерей безвизового режима. Или прекращение кредитования (возникли сложности в коммуникации с МВФ по поводу следующего кредита – из-за внутриполитических решений Киева).

Ко второй категории внешнеполитических поражений можно отнести те, которые произошли не по вине Киева, а из-за особенностей политиков этих стран: например, отношения с Беларусью, Венгрией, Россией, Ираном. Ведь какой бы дипломатичной не была бы Украина, руководство этих авторитарных стран все равно будет действовать неконструктивно. Также не удается пока реанимировать ГУАМ – в том числе из-за неактивности отдельных ее членов.

Далее предлагаем более детально рассмотреть кейсы отдельных стран, регионов и международных организаций.

ЕС. Санкции ЕС к России за агрессию против Украины сохранились, кредиты выдаются и сотрудничество продолжается. И это большой "плюс".

США. Главное достижение внешней политики 2020 года – Украина не попала в ловушку, в которую ее втягивал Д.Трамп и его команда, пытаясь сделать частью американских выборов против Д.Байдена. Киеву удалось сохранить удаленность от внутриамериканских баталий, что вылилось в двупартийную и двупалатную (Сената и Палаты представителей) поддержку Украины со стороны США под конец года: Вашингтон принял законопроект "О тратах на нужды национальной обороны США в 2021 году", согласно которому Украине будет выделен большой пакет помощи в сфере безопасности. В том числе для приобретения летального вооружения для ВСУ, а также усиление санкционного режима против подрывной деятельности РФ.

Этим решением США подтвердили лидерство в поддержке Украины и ее территориальной целостности в условиях российской агрессии.

Мало того, будущий персональный состав американской власти при Д.Байдене дает Киеву шансы стать частью трансатлантического пространства. И Украина "должна воспользоваться этим на 101%, иначе другого шанса может больше и не быть" (Павел Климкин).

Но одновременно с этим украинская власть в прошлом году заложила ряд "мин замедленного действия", которые могут "аукнуться" на американском треке уже в следующем политическом сезоне. Так, есть риск, что новая администрации Белого дома (которая намного более в курсе событий украинского серпентариума, чем были предшественники) припомнит Зеленскому его прошлые заигрывания с командой Трампа (как то открытие уголовных дел против сына Байдена Хантера, экс-президента Порошенка, "сливы" телефонных разговоров Джо Байдена и другое). И не станет с ним общаться, а предпочтет видеть в качестве визави нового премьера, уже нового коалиционного правительства.

Великобритания. После выхода Британии из ЕС Украина потеряла надежного союзника в Евроструктурах. Но сумела в прошлом году не только сохранить с Лондоном дружеские отношения, а и вывести их на стратегический уровень. Во время визита президента Украины Зеленского в Лондон подписано "Соглашение о политическом сотрудничестве, свободной торговле и стратегическом партнерстве", которое заменит в отношениях стран Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Страны также подписали меморандум, предусматривающий переоснащение Военно-морских сил ВСУ (речь идет о совместном производстве ракетных катеров) при помощи Британии.

Важность Британии для Киева подтверждена назначением туда посла-тяжеловеса – экс-дипсоветника президента, экс-министра иностранных дел и экс-вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Вадима Пристайко.

НАТО. Отношения с Альянсом стабильно позитивные, Альянс продолжает помогать строить ВСУ и сферу безопасности Украины. Украина в этом году стала шестым партнером расширенных возможностей НАТО. Этот статус поможет ей усилить оперативную совместимость своих войск с силами Альянса. Сотрудничество продолжается и по множеству ранее начатых программ.

При этом Киев снял публичную риторику о членстве в НАТО. И которой год не может назначить туда посла.

Турция: в отношениях с Анкарой Киеву удалось развить сотрудничество между странами на самом высшем политическом уровне: состоялись визиты Зеленского в Турцию и Эрдогана в Украину; создан новый формат "квадрига" - ежегодные встречи министров иностранных дел и министров обороны по формуле "2+2" и другое.

Особенно радует, что укрепляется союзничество Украины и Турции в оборонной сфере и в области военно-технического сотрудничества. Например, под конец года Киев и Анкара подписали соглашение о передаче нам технологий производства боевых кораблей (корветов) и ударных беспилотных летательных аппаратов.

Сотрудничество с турками носит стратегический характер, одной из основных целей которых является безопасность в акватории Черного и Азовского морей. Что очень раздражает россиян (и их украинских коллаборантов), поэтому они пытаются всячески напакостить этим отношениям (например, постоянно запуская нелепые фейки).

Кроме ВТС, растет даже объем товарооборота между Украиной и Турцией. И это – на фоне общего спада внешней торговли. Остается разве что запустить ЗСТ между странами.

Италия. Отношения с Римом у Киева, на удивление, отметились положительной динамикой: происходили постоянные контакты на уровне президентов, министров иностранных дел, МВД и тп. Зеленского принял даже Папа Римский. Такая активность вылилась в том числе в освобождение украинского нацгвардейца Виталия Маркива.

Кроме того, осуществлялась взаимная помощь: мы помогали итальянцам из-за COVID, а они нам – предоставили гуманитарную помощь после паводка в западных областях Украины.

Да и посол Украины в Италии с этого года тоже новый, из ОПУ.

Польша: с Варшавой возобновлен политический диалог между президентами двух стран, прерванный до 2019 года. И даже появились новые форматы: по инициативе Киева основан "Люблинский треугольник" - встречи глав МИД Украины, Польши и Литвы. Правда, его практического наполнения еще нет.

При этом болезненные вопросы истории так и не сняты с повестки дня, разрешения на перевозки получили не все компании. Но хоть напряжение между столицами снято после визита президента Польши Анжея Дуды в Киеве – и уже это "bardzo dobrze".

Словакия. Со знаком "плюс" в этом году отмечены и отношения с Братиславой. Так, разблокировано в этом году функционирования международного аэропорта "Ужгород": поскольку взлетная полоса украинского аэропорта заканчивается на границе со Словакией, то самолеты взлетают и заходят на посадку через воздушное пространство соседней страны.

Кроме того, Словакия имеет большое значение для энергетической независимости Украины – почти весь объем газа из Европы в Украину (больше 80%) идет через словацкую границу. Поэтому визит Зеленского в Словакию в этом контексте был нужным, полезным и оказался положительным.

Болгария. Отношения с этим соседом также "оттаяли". Киев пошел навстречу Софии по болгарской нацменшине в Одесской области: в рамках административно-территориальной реформы болгарскую общину сохранили в одном Болградском районе (пример конструктивного партнерства, в отличии от Венгрии).

Румыния. Отношения с Бухарестом также позитивные. Хотя эксперты и называют этот формат "вынужденное стратегическое партнерство": Румыния впервые после Второй мировой войны назвала в 2020 году РФ враждебным государством. Еще бы: Румыния появилась на карте вероятных ударов российской армии, член НАТО как никак. А как известно, "враг моего врага – мой друг". И даже вопрос румынской нацменшины в Украине не стоит так остро как с той же Венгрией (которая доставляет кучу проблем и самой Румынии) или даже Болгарией.

А еще минобороны двух стран подписали в этом году межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, которое расширяет партнерство в сфере безопасности в черноморском регионе.

Китай. Сотрудничество между странами активизировалось по линии противодействия китайскому же вирусу COVID-19 – Киев регулярно гонял в Пекин самолеты за гуманитарной помощью (масками, комбинезонами и тп). А еще в этом году сменился посол Украины в Пекине, он человек замплавы ОПУ Андрея Ермака, что должно было показать вес Китая во внешней политике Украины.

Однако отношения между странами омрачены скандалом с приобретением китайцами акций украинского завода "Мотор Січ", что вызвало явное недовольство у США. Очевидно, Киев будет прислушиваться к Вашингтону. Что повлечет в будущем материальные убытки для Украины – китайцы уже решили пойти на Киев судом.

Израиль. Украина стремительно вернулась во внешнеполитическую повестку Тель-Авива – в первую очередь из-за личного отношения многолетнего премьера Беньямина Нетаньяху (годом ранее, в 2019 году, тот впервые за 20 лет лично посетил Украину). Уже в 2020 году Израиль наконец ратифицировал Соглашение о ЗСТ (заработает с 1 января 2021 года), что приведет к увеличению торгового оборота и расширению сотрудничества в сельском хозяйстве и в сфере высоких технологий, а также к дополнительным инвестициям.

И прислал нового посла в Киев.

Иран. Теракт против украинского самолета авиакомпании МАУ 8 января 2020 года был признан официальными властями Ирана ошибкой ее военных – и это достижение украинской стороны, которая сумела предоставить неопровержимые доказательства вины иранцев. В то же время от иранцев пока не удалось добиться ни наказания виновных, ни выплаты компенсаций.

Ближний Восток. Украина смогла освободить двух своих граждан из плена в Ираке – Евгения Фоменкова и Александра Санпитера. Они с 2017 года находились в плену в Ираке, когда их захватили на территории этого государства чтобы, как писали СМИ, отомстить за обман других украинцев с продажей оружия в иракский Курдистан.

По остальным странам региона активность Украины незначительная, либо вообще отсутствует.

Международные суды. В марте 2020 в голландском Амстердаме начался суд по теракту против малазийского "Боинга" рейса МН17. И хоть процесс затянется еще на длительное время, за эти заседания уже удалось восстановить всю картину происшедшего целиком. Да и появилось много новых деталей.

Также в декабре 2020 года прокуроры Международного уголовного суда (МУС) в Гааге приняли историческое решение: обращение Киева от 2015 года относительно военных преступлений и преступлений против человечности на востоке Украины и в Крыму можно принять к рассмотрению и есть основания для официального расследования.

ООН. Год для Украины в этой главной международной организации был очень успешным: поддержка Украины никуда не исчезает, в то время как россияне – ее теряют. Тексты резолюций по Украине ежегодно обновляются, туда добавляются новые элементы об основных новых нарушениях со стороны России, произошедшие за год. Например, в резолюции 16 декабря, которая призывает усилить международное взаимодействие для прекращения незаконной оккупации Крыма Россией, на уровне ООН впервые зафиксировано: нелегитимные должностные лица РФ в Крыму являются "оккупационной властью России".

В резолюцию впервые включен термин "гражданские журналисты" - это важный результат кампании по защите журналистов и активистов, работающих в условиях оккупации.

Это - уже пятая подряд резолюция Генассамблеи ООН по правозащитной проблематике в оккупированном Крыму и уже 9я - в контексте международного реагирования на аннексию Россией украинского полуострова.

Так что все, что планировалось украинской стороной, было реализовано. К тому же, произошла ротация главы представительства в ООН – им стал бывший замминистра иностранных дел, что подтверждает значение ООН в украинской внешней политике.

ПРОВАЛЫ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ

Как уже было сказано выше, большинство главных провалов во внешней политике не зависят напрямую от Киева. Хотя есть и блок внутренних вопросов, (не)выполение которых влияет на политику внешнюю.

Африка. Можно констатировать, что Африкой в Украине никто серьезно не занимается. В первую очередь потому, что для захода на африканский континент нужны в первую очередь или финансовые ресурсы (как у Китая) или политический вес (как у Европы или США). А Киев же сам просит помощь по всему миру.

Страны Африки интересны Украине преимущественно как голоса поддержки в ООН. Но здесь результат налицо (точнее, на табло): Россия оптом и в розницу скупает голоса африканских стран в свою пользу в голосованиях по антироссийским резолюциям.

Азербайджан. Появление Азербайджана в новой стратегии национальной безопасности Украины в перечне государств, с которыми Украина будет развивать стратегическое партнерство, стало неожиданным. И сомнительным – особенно ввиду наличия более важных стран. Во-первых потому, что Азербайджан не является для Украины партнером в продвижении демократии; не помогает бороться с российской агрессией; да и экономические основания сомнительные: за первое полугодие 2020 года мы экспортировали в Азербайджан товаров на $179 млн (это лишь 0,78% украинского экспорта). Очевидно, что на это решение ОПУ повлияли лоббистские способности Баку.

При этом, затем сам же ОПУ и не доработал со своим стратегическим партнером: сначала Баку отказали в продаже Одесского припортового завода (хотя близкие к Зеленскому соратники обещали его именно азербайджанцам). А затем Зеленский (по информации СМИ) вообще распорядился не продавать Баку оружие.

Беларусь. Отношения между Зеленским и Лукашенком начались с конфетно-букетного периода. Но закончились быстро и закономерно: Минск не смог вырваться из орбиты влияния Кремля. И теперь Киев Лукашенко причисляет к лагерю врагов, наравне с США, Польшей и странами Балтии (хотя у нас компания хорошая – и это плюс).

Германия. Прорыва в сотрудничестве между Берлином и Киевом не случилось. Визитов было мало, отношения омрачены строительством российского "Северного потока-2" в Германию, которое очень не нравится Украине. При этом Берлин продолжает поддерживать Украину в "нормандской четверке".

Грузия. Не удалось вернуть былой высокий уровень украино-грузинского партнерства. Немало "способствовал" этому Михаэл Саакашвили, прошлая и нынешняя деятельность которого бросала тень на государство Украина, являясь большим раздражителем в отношениях с официальным Тбилиси.

Венгрия. Начатое Киевом после смены власти в Украине "умиротворение Будапешта" не принесло плодов – Орбан и его команда остались настроены на обострение отношений с Украиной. Постоянные уступки Киева и миролюбивый курс не принесли результатов: Будапешт вмешивался в украинские выборы, в ответ Киев запрещал въезд венгерским чиновникам.

Видимо, терпеть имперский зуд венгров придется терпеть как минимум до смены власти в Будапеште. А тем временем можно навести порядок с активностью венгерских властей на территории Закарпатской области.

Латинская Америка. Этот регион тоже не в фокусе внимания украинской внешней политики. При том, что рынок очень перспективный для Украины при условии системной работы на нем. Яркий тому пример – Перу, где Киев продолжает бороться с Кремлем за авиационный контракт на поставку самолетов Ан-178 перуанской полиции. Россия уже несколько раз "вбрасывала" информацию о якобы несостоятельности Украины выполнить подписанный контракт. Киев был вынужден напрямую включаться и успокаивать партнеров, опровергая выдвинутые обвинения. Что привело даже к увольнению украинского посла в Перу, который проработал на должности всего два года.

Россия. Желание Зеленского умиротворить лидера Кремля ("увидеть желание мира в глазах Путина") не сработала. За год не состоялось обменов пленными, Кремль отказал Зеленскому встречаться в рамках "Нормандской четверки", не произошло подвижек и на площадке ТКГ в Минске.

Мало того, к концу 2020 года Москва вообще смачно плюнула в сторону президента Зеленского: 11 декабря Россия внесла почти всю президентскую фракцию "Слуга Народа" в санкционные списки. Кремлевские политологи тут же объяснили это тем, что так Москва поставила крест на надежде, что новый президент Украины сможет выполнить российские "хотелки" по Минским договоренностям. И теперь Зеленский рассматривается в Москве "почти как Порошенко".

Франция. Взятый сначала высокий темп на лидерство Э.Макрона в урегулировании войны на Донбассе (знаменитая встреча президентов "Нормандской четверки" в Париже еще в декабре 2019 года) в течении 2020 года не привел к конкретным результатам. И тоже, как в случае с Германией, прорыва в отношениях между странами не произошло. Хотя Киев и поменял своего посла во Франции.

Среди внутренних недоработок Киева, которые влияют на качество внешней политики, можно назвать:

- постоянную реорганизацию структуры аппарата министерства иностранных дел (пятая всего лишь за год), которая запутала и иностранные посольства в Киеве, и украинские посольства за границей, которые перестали понимать, кто за что отвечает. А сотрудники МИД на Михайловской площади больше время тратят на переезды между кабинетами, перенастройку оргтехники, написание новых положений о структурных подразделениях и новых должностных инструкций. Времени на содержательную работу остается все меньше;

- торможение процесса открытия новых дипучреждений за рубежом: из трех анонсированных в конце 2019 году в процессе открытия только посольство Украины в Албании. Два Генконсульства (Хьюстон и Марсель) так и остаются на бумаге;

- с момента вступления в должность президент Зеленский только 11 декабря 2020 смог принять верительные грамоты от двух послов-нерезидентов (Монголия и Иордания). А более двух десятков послов, назначенных в Украину по совместительству, ожидают вручения верительных грамот из Анкары, Берлина, Варшавы и Вены. Разве ради этого Украина отказалась в 2014 от практики аккредитации иностранных послов с резиденцией в Москве? Как это коррелируется с декларируемым курсом на консолидацию международной поддержки Украины и открытием новых рынков?

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Украина