"Мы не можем отдать государство кому-то на содержание": Гетманцев о возврате части налогов и "несправедливой помощи" Украине

6 минут
61,4 т.
Часть налогов придется вернуть

"Партнеры Украины не могут содержать государство в ситуации, когда власти не сделали все возможное для наполнения бюджета", – так глава налогового комитета ВР Даниил Гетманцев объяснил свою идею вернуть налогообложение импорта в Украину.

Видео дня

С его мнением не согласились как минимум 1600 предпринимателей, которые успели оценить "налоговую либерализацию", а теперь требуют уволить "врага свободной экономики".

Что сам глава комитета думает о своих оппонентах, какие налоги следует возвращать и о каких решениях уже жалеют власть имущие, Гетманцев рассказал в блиц-интервью шеф-редактору OBOZREVATEL Оресту Сохару.

Также полную видеоверсию проекта ДАЛЕБИ вы можете посмотреть на YouTube-канале "Орестократия"

– Сейчас вся страна обсуждает изменение логики наполнения бюджета, а также модификацию налоговых правил. Расскажите, о чем идет речь?

– Сногсшибательных изменений не будет. Война диктует свои условия. В первые три недели полномасштабной войны было оцепенение экономики. Чтобы вывести ее из этого состояния, мы приняли очень смелые решения.

Вместо НДС и налога на прибыль предложить налог всего в 2%, и уже более 200 тыс. предприятий перешли на эту систему. Мы вообще освободили от налогообложения малые предприятия, расширили государственный заказ, ввели программу релокации бизнеса из зон военных действий.

А еще освободили импорт от налогообложения вообще. Мы это сделали, потому что в марте был риск вопиющего кризиса в стране. Действительно, удалось не допустить чрезмерного дефицита, но сейчас освобождение импорта от налогов наносит больше ущерба. У нас есть собственный товаропроизводитель, и когда мы можем без налогов ввозить в страну товары, собственные производители становятся неконкурентоспособными.

Думаю, что в ближайшее время мы отменим решение по освобождению импорта от налогообложения.

– Но ведь президент это решение не поддержал?

– Нет, была дискуссия по поводу налогообложения автомобилей. И сам вопрос авто мы вынесли за скобки. Обложение импорта других товаров будем восстанавливать.

– Вернемся к либерализации налоговой системы, состоявшейся в первые недели полномасштабной войны. Каков эффект от таких решений?

– Предприятия возобновились, экономика работает, несмотря на войну. Мы можем говорить, что предприятия платят налоги и некоторые – даже заранее. Это беспрецедентная и очень живая ситуация, которая меняется каждый день. Мы должны реагировать достаточно быстро.

Решение по топливу было ошибочным – отменять налоги не нужно было. Мы достигли мгновенной цели: на две недели снизили цены, но потом возник дефицит. Мы с министром финансов были против такого решения. И сейчас видим, что цены не только не вернулись, они стали выше, в стране дефицит бензина, а государство потеряет где-то 90 млрд грн за год.

– Это потери только на налогообложении топлива?

– Да, но сейчас, если мы возобновим обложение топлива, это действительно приведет к еще большему росту цен. Поэтому мы этот вопрос не рассматриваем. Не все решения были правильными, но в общем эффект есть: экономика работает и имеем поступления в бюджет. Не в том объеме, который планировали, но мы частично финансируем расходы.

– Вы очень дипломатично отвечаете. Я разговаривал с министром финансов Сергеем Марченко, он был категорически против либерализации налоговой системы. Но, как я понимаю, блок либералов из Офиса президента победил. Это было ошибочное решение?

– У нас нет судей, которые скажут: это было ошибочное решение. Могу только сказать: как мы с Марченко прогнозировали, так и случилось. Мы даже называли, на какой неделе что будет происходить. Так и было.

Что говорит Гетманцев о понижении налогов

– Кто был автором идеи налоговой либерализации?

– У нас единая команда. Я не могу называть фамилию, но, думаю, эти люди сделали выводы. Но, если исключить решение по топливу, все остальное было сделано более-менее корректно. Сейчас подошли к моменту, когда нужно вернуть налоги на импорт, и все будет хорошо.

– Почему отказались от возврата налогов на импорт автомобилей?

– Это сложный и чувствительный вопрос. Он затрагивает много людей, которые потеряли свои автомобили. С другой стороны, внутри страны нет производства авто. Поэтому отсутствие налогов на импорт не может навредить собственному производителю.

– А как наполнить бюджет? В страну ввезли около 80 тыс. авто, даже если взять невысокую стоимость таких автомобилей, через налоги произошло бы значительное пополнение казны. Кроме того, эти деньги могли работать внутри страны, могли быть на депозитах.

– Нет, это иллюзия. Если бы были налоги, такого количества авто не завезли. Также не факт, что эти деньги были бы на депозитах… Мое личное мнение: война – не время для того, чтобы покупать авто. Но, как вы уже сказали, эту идею уже пролоббировали, поэтому мы не должны шататься из стороны в сторону.

– Какой эффект вы ожидаете от отмены части "либерального" налогового режима?

– Мы не говорим об отмене 2% налога. Он будет до конца войны. Мы говорим только о возобновлении НДС и пошлин на границе со страной. Это позволит увеличить поступления от таможни втрое. Кроме того, не может быть товар нашего отечественного производителя дороже импортного.

– Каково ваше отношение к письму президенту "пусть будет все, как есть"?

– Вы имеете в виду письмо о моей отставке?

– Это одна часть, а вторая – оставьте все, как есть…

– У нас есть так называемые "либеральные" течения в наших соцсетях. Но понимаете, самое удивительное, что у нас нет в стране дискуссии, например, по поводу кейнсианства, либерального подхода.

Какие изменения ждут украинцев

То, чем я занимаюсь и о чем ведем дискуссию, – должен ли быть единый налоговый подход. Вы вспомните, какие были нападки на меня, когда рассматривали вопросы по ренте на руду, по уравнению ТВЭНов и сигарет с фильтром, по внедрению РРО.

У нас же нет дискуссии по ставкам налогов. Нет расчетов, моделей, давайте снизим, например, на 3% – и вот что получаем спустя три года. Нет, об этом никто не говорит.

Вы хотите в ЕС? Мы ведь за это? Тогда давайте делать так, как принято в ЕС. Мы можем экспериментировать, наши партнеры подождут. Но готовы ли мы ждать? Если у нас нет налогового законодательства в соответствии со стандартами ЕС, мы туда не попадем.

У нас есть идиотская дискуссия: нужно ли всем выполнять правила? Будем ли мы объезжать пробки по встречной полосе и получать из этого свою выгоду? То, что я пытаюсь сломать, это подход, когда ты успешен не потому что ты больше работаешь или умнее, а потому что ты хитрее, кого-то обманул и получил за это дополнительный бенефит.

– Есть сейчас дефицит бюджета в размере 5-7 млрд евро в месяц. Насколько улучшит ситуацию возврат налогов на импорт?

– Сейчас мы рассчитываем на поддержку партнеров. Но партнеры не говорят нам: вот берите, сколько вам нужно. Это не бесконечно. Мы не можем передать государство на чье-то содержание.

Это не так происходит: если мы сделали все возможное, но нам не хватает, тогда мы можем обратиться за помощью. Но что скажут избиратели американских, французских политиков, если мы освободили себя от налогообложения, а теперь просим деньги? Это по меньшей мере несправедливо.

– Кстати, а получаете ли вы от партнеров фидбек по либерализации налогообложения? От МВФ, например?

– То, что мы сделали во время войны, партнеры понимают. Я сторонник того, что мы должны иметь самые низкие ставки налогов, но самые низкие по налоговой системе ЕС. Никто нас не возьмет со своими ставками ниже плинтуса. Мы не можем выходить за рамки стратегии ЕС.