Кремль этого хочет больше всего: опыт Израиля показал, что во время войны нельзя критиковать власть

2 минуты
60,1 т.
ВСУ уничтожают оккупантов

У Израиля в 1973 году была страшная война Судного дня (она кстати, во многом перекликается с нынешней Российско-украинской войной, но это отдельная тема). После войны был разбор ошибок. Для этого была создана специальная комиссия — комиссия Аграната. Эта комиссия работала не один год, ее отчеты и выводы оказались настолько фундаментальны, что перекроили полностью и израильское государство и общество, и саму Армию обороны Израиля. Многие решения комиссии были рассекречены только в 1995 и 2013 (!) году.

Это была фундаментальная работа, которую организовал и возглавил председатель Верховного суда государства евреев Шимон Агранат — израильский юрист, один из отцов-основателей, заложивших основы верховенства права, свободы слова и независимости судебной власти в государстве Израиль. Это уникальный человек с непростой судьбой. В частности, одна из его мыслей была оформлена вот так: "демократия имеет право и обязана защищать себя от разрушителей изнутри, и это право и обязанность стоят выше писаного закона".

Видео дня

Я изучал выводы комиссии Аграната. Мы изучали их. Там много страшного и горького. За холодом бездушных букв оформленных в сухие формулировки укрываются объяснение очевидных ошибок — не совершив которые, не погибли бы тысячи, а десятки тысяч не стали бы покалечены. Каждая строчка кричит сгоревшими, покалеченными, разорванными людьми.

Но комиссия Аграната была ПОСЛЕ войны. НЕ во время. Это важное. Это самое важное. Да, в результате выводов комиссии были уволены начальник Генерального штаба Давид Элазар, командующий Южным военным округом генерал Шмуэль Гонен, глава военной разведки (АМАНа) Эли Зеира и его заместитель Арье Шалев. Это только вершина айсберга. Чистили всю систему. Да, именно комиссия Аграната стала тем толчком общественного возмущения, которое положило конец правлению Голды Меир и Моше Даяна. Но это все было ПОСЛЕ войны.

Во время войны нельзя критиковать свои власти и свое командование. Ни в коем случаи. Это прямая работа на врага. Этого нельзя делать хотя бы в силу того, что у всех нас нет всей той полноты картины, которая есть у верховного главнокомандующего или Генштаба. Даже если мы уверены, что они ошибаются. Даже если нам больно и горестно. Этого делать нельзя. Только после победы. После освобождения захваченных территорий. После войны. Но никак не во время нее.

Потому как этого как никто другой хочет именно Кремль. Они хотят, что бы украинцы ругались, сорились, не доверяли своим эшелонам власти, чтобы были сомнения, страхи, ощущение предательства и горечи. Было ощущение безысходности. Это то, чего больше всего сейчас хотят в Кремле. То, за что они готовы отдать многое, только бы расколоть украинцев и раздробить их монолит общества на осколки и куски.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...