В гостях у Трампа

В гостях у Трампа

"Лучшее предложение по аренде в Нью-Йорке — всего пятьдесят пять долларов в месяц за однокомнатную квартиру в Сохо! Жилье — по цене стейка в ресторане. Невероятно? Но это так!",— так начинает журналист свою статью в авторитетной The New York Post. "В Нью-Йорке нет ни одной более обсуждаемой темы, чем роскошные квартиры и студии с символической арендной платой",— продолжает автор. "Редкие, овеянные мифом квартиры, в которых постоянно проживают одни и те же арендаторы или их приемники, давно стали частью старого Нью-Йорка — его историей и его символом".

Издание отмечает, что собственники таких квартир всей душой ненавидят своих арендаторов. Ведь в большинстве своем в таких квартирах до сих пор живут глубоко пожилые люди, которые десятилетиями — строго в соответствии с договорами аренды — платят одну и ту же фиксированную цену — порой смешную — за элитное жилье в самых дорогих и престижных районах Нью-Йорка.

"О них говорят, их презирают, им завидуют остальные жители огромного дорогого мегаполиса, мечущиеся по Нью-Йорку в поисках приличного, но доступного жилья".

Відео дня

"Абсолютным рекордсменом среди "бюджетных" арендаторов Нью-Йорка стала легендарная дама — Фанни Лоуэнштайн",— рассказывает The New York Post. "В течение тридцати пяти лет женщина исправно платила всего пятьсот долларов в месяц за свой трехкомнатный люкс в лучшей гостинице Нью-Йорка — легендарной Plaza — с видом на Пятую авеню и Центральный парк"

К слову, подобный люкс в Plaza уже в те годы стоил свыше тысячи долларов за ночь.

Многие сотрудники знаменитой гостиницы до сих пор вспоминают эксцентричную пожилую даму — весьма подкованную в юридических вопросах и прекрасно знавшую свои права. А главное, Фанни стала известной на весь Нью-Йорк благодаря тому, что постоянно жила "в гостях у Трампа" — обосновавшись в здании, принадлежащему владельцу нью-йоркской недвижимости, строительному магнату и шоумену Дональду Трампу.

Известный нью-йоркский адвокат, десятилетиями сотрудничавший с отелем Plaza, разбирал множество сложных дел с постояльцами гостиницы, ее поставщиками, с собственниками здания. И даже с самим Дональдом Трампом. Но, несмотря на богатый профессиональный опыт, о скандальной и сутяжной Фанни адвокат каждый раз вспоминал с особым страхом и трепетом.

"Она жаловалась на все подряд, чуть что — начинала кричать. Я видел этот кошмар своими глазами. Ее — миниатюрную хрупкую восьмидесятилетнюю дамочку — боялись все", — вспоминал юрист. "Мы называли ее "старушкой из ада".

История Фанни и ее квартиры началась во времена Второй мировой войны. В те годы многие известные отели Нью-Йорка, включая "Plaza", пустовали. И были на грани банкротства. От отчаяния и в надежде на улучшение своего финансового положения, отельеры решились на смелый шаг — взяли на себя обязательства по долгосрочной сдаче в аренду номеров и люксов. План состоял в том, чтобы получать гарантированный ежемесячный доход от их использования — в качестве жилья для обеспеченных горожан.

Одним из таких арендаторов стал муж Фанни — Лео Лоуэнштайн. Он был брокером на Нью-Йоркской фондовой бирже, хорошо зарабатывал. И мог позволить себе элитные апартаменты в роскошной гостинице.

Вскоре пара переехала в легендарную Plaza. И поселилась в одном из трехкомнатных апартаментов под номером 1001-1003, заключив бессрочный договор аренды. Позднее статус постоянного арендатора перешел к самой Фанни. Овдовев в 1958 году, она стала единственной наследницей, обитательницей люкса 1001–1003. Детей — по сведениям другой влиятельной газеты The New York Times — у семейной пары не было.

Бармен знаменитого отеля, много лет работавший в Plaza, вспоминал, как в бар вечерами наведывались знаменитые постояльцы со всего света — принцы, монархи, "звезды" Голливуда и европейские аристократы. "Внезапно появлялась Фанни — в одном и том же потертом фиолетовом платье. Гардероб у неё был небольшим, обычно она носила длинное пальто и маленький клатч даже летом. Другой особенностью Фанни был своего рода британский акцент, которым она охотно щеголяла, хотя и не имела британских корней. Дама ходила по отелю с таким видом, будто была владелицей Plaza,— рассказывал бармен в интервью журналисту издания.

Официанты должны были обращаться с Фанни как с VIP-гостьей — несмотря на то, что сама обитательница люкса 1001-1003 не была обходительна и вежлива с персоналом. И никогда не давала чаевых.

"Старушка из ада" терроризировала даже управляющих отеля. "Особенностью закона об арендных отношениях являлось одно важное условие — преемники наделялись правом получения тех же услуг, что и самый первый съёмщик жилья", – разъясняет газета. – "Отель был обязан проводить генеральную уборку в апартаментах дамы не реже одного раза в месяц, реставрировать картины в ее комнате — каждые десять лет. Фанни прекрасно знала об этих условиях. И пользовалась своими правами по полной".

Так, в начале восьмидесятых, рассказывает Newsday, дама пыталась судиться с тогдашним владельцем отеля Plaza — Westin Corporation. Причиной конфликта стал дефект коврового покрытия после химчистки. Но иск обитательницы люкса 1001-1003 был отклонен судом. И разгневанная Фанни принялась утверждать, что корпорация намеренно пыталась отравить ее токсичной краской, чтобы избавиться от постоялицы.

Отель был вынужден нанять экспертов и сдать образцы ткани покрытия на экспертизу. Департамент здравоохранения Нью-Йорка не нашел ничего опасного в представленных образцах.

В 1987 году миллиардер Дональд Трамп купил легендарный отель у Westin Corporation. "Трамп утверждал, что Plaza похожа на прекрасную картину и обязательно должна принадлежать ему", — писала тогда The New York Times.

Когда начались переговоры по приобретению отеля, юристы Трампа принялись активно интересоваться вопросами обременений и обязательств перед третьими лицами. Магнату доложили, что "самой большой проблемой объекта была некая Фанни Лоуэнштейн". "И Трамп предложил взамен ее люкса 1001–1003 с роскошным видом на Пятую Авеню и Центральный Парк похожие апартаменты в другой части Plaza — большей площади, в пожизненное пользование, без арендной платы, с новой мебелью и посудой. Говорят, Фанни неохотно согласилась, потребовав в придачу еще пианино. И получила — новенький Steinway".

"Юрист отеля однако утверждал, что Фанни все же отказалась. И не переехала в другой люкс. Но как только Трамп приобрел легендарный отель, обитательница люкса 1001-1003 потребовала встречи с ним",— рассказывает в своей статье журналист. "И Фанни добилась знакомства с новым владельцем — искренне полагая, что Дональд Трамп будет рад общению и дружбе с легендарным постояльцем его нового детища. И захочет понять, с кем ему теперь предстоит иметь дело".

Фанни поставила важное условие — только личное общение, "с глазу на глаз", без всяких юристов. И Трамп согласился. В последующие годы магнат вел себя уважительно и лояльно с вдовой Лоуэнштайн, регулярно делал ей подарки, выбрав путь "истинного джентльмена" в общении.

"К сожалению, хорошие времена для Фанни в отеле Трампа продлились недолго",— резюмирует газета. "Когда здоровье начало всерьез подводить пожилую даму, Фанни убедила себя в том, что её все-таки отравили токсичной краской. И к концу жизни старушка решилась переехать в другой отель — Park Lane, где была вынуждена оплачивать полную стоимость своего проживания".

Но в новом отеле Фанни прожила совсем недолго. Она умерла 28 апреля 1992 года в возрасте восьмидесяти пяти лет, став последним жильцом апартаментов с фиксированной арендной платой в знаменитой Plaza.

К тому времени легендарный отель стал для Трампа настоящим финансовым бременем — в начале девяностых у магната начались серьезные финансовые проблемы. И в 1992 миллиардер объявил о своем банкротстве. А к 1995 году распродал всё имущество, включая и саму Plaza.

Эта удивительная история всерьез заинтересовала меня. Ведь под будущий наш отель нам с командой пришлось почти двадцать лет расселять многоквартирный дом на улице Марата в Санкт-Петербурге — дом, в котором жили более сорока пяти семей…

Мы на личном опыте прочувствовали всю палитру противоречивых эмоций и сложных чувств того самого "эффекта последнего жильца", — смысл которого в том, что каждое новое приобретение квартиры в собственность, давшееся "кровью и потом" и годами длившимися переговорами, лишь отдаляет нового собственника объекта от встречи с тем самым "последним" жильцом. Ведь "последние", осознавая растущую зависимость инвестора от себя, перестают идти на контакт. А напротив — лишь отдаляются от инвестора, начинают играть "в долгую", поднимая таким образом стоимость своего актива до заоблачных высот. И приобрести "последнего" можно лишь аккумулировав терпение и волю. И большие средства.

Справедливости ради стоит отметить, что наши "старушки из ада" — в отличие от Фанни — были все же собственниками своих квартир. И имели не только юридическое, но и моральное право распоряжаться своим имуществом. Ведь скорее мы пришли к ним "в гости" — в их дом, ставший позднее отелем "Гельвеция".

Редакція сайту не несе відповідальності за зміст блогів. Думка редакції може не збігатися з авторською.

Джерело:echo.msk.ru