УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

"Врачи сказали: тебе осталось два месяца": военный из Винницы борется с опухолью мозга

8 минут
15,0 т.
Украинский военнослужащий Олег Табачук борется с опухолью мозга

Олег Табачук из Винницы стоит на защите Украины практически всю ее независимость. Кадровый военный, он пришел в ВСУ еще в далеком 1993 году. Был с украинским войском и во времена его упадка, и тогда, когда когда война заставила украинцев вспомнить об армии, поверить в нее и начать возрождать свои боевые силы.

Видео дня

За плечами у полковника Олега Табачука – 28 лет выслуги, участие в АТО, бои за Авдеевку в 2015-м. Там, на Донбассе, ему удалось уцелеть. Беда, как оказалось, подстерегала его в тылу. У военного этой весной обнаружили опухоль головного мозга. Врачи давали мужчине от силы пару месяцев жизни.

С тех пор прошло уже 4 месяца. И Олег вместе с женой Евгенией, тоже кадровой военной, отчаянно борются с опасным недугом.

Олег Табачук

Жизнь 45-летнего полковника ВСУ Олега Табачука безвозвратно изменилась в мае этого года. Когда офицер вернулся с очередных военных учений домой, в Винницу, вдруг почувствовал себя плохо.

"Я тогда еще училась в Киеве, в военной академии имени Черняховского. Как раз сдавала выпускные экзамены. Помню, как-то Олег позвонил – и пожаловался на сильную головную боль и высокое давление. Сказал, что никакие таблетки не помогают. Я настаивала, чтобы он ушел на больничный и прошел обследование. Но он же полковник. А полковники – не болеют. Они никогда не берут больничных. Для них это большая проблема", – вспоминает Евгения.

Кто знает, прислушался бы Олег совету жены, если бы ему не становилось все хуже. 25 мая медики сделали мужчине компьютерную томографию – и обнаружили у него в мозгу опухоль.

"Она – как снежинка. Она у него в мозгу. И эта "снежинка" по всей голове разбросала свои "лучики". Влево, вправо... Ему вообще сначала сказали, что, мол, ничего страшного. Люди живут, в принципе, и с метастазами во всем теле... Представьте: я в Киеве, а он дома. Один-одинешенек. И слышит такой диагноз... Олег был в шоковом состоянии. Он очень тяжело это все воспринял... Я сразу все бросила и примчалась домой. И мы начали бороться", – говорит Евгения.

Олег Табачук с женой Евгенией

У Олега Табачука врачи диагностировали глиобластому – одну из самых агрессивных опухолей головного мозга. Особенно опасны глиобластомы тем, что дают о себе знать уже на поздних стадиях. Тогда, когда сделать что-то уже очень трудно.

Пока сокурсники Евгении Табачук получали дипломы – она была рядом с мужем. Когда диагноз подтвердился, винницкие врачи рекомендовали рассмотреть возможность операции по извлечению опухоли. Поэтому лечение Олега семья решила продолжить в столице.

"Как только мы приехали – нам сказали: срочно на операцию. Когда я заметила, что Олега еще никто толком не обследовал – услышала в ответ: что там обследовать? Завтра операция! Олегу же, когда он просил провести нормальное обследование, вообще сказали: тебе, мол, от силы пару месяцев осталось, терять уже нечего... В конце концов, я сказала: оперировать мужа не дам. Хотя мне тогда говорили, что я его убиваю. Но я насмотрелась на ребят, которые с ним в палате лежали. Молодые пацаны, лет до 25 им каждому. После операций у одного нога отказала, у другого рука перестала слушаться, у третьего – пол-лица обвисло, четвертый – вообще лежачий... Да и Олег тоже на них смотрел – и сказал мне: Жень, только не так. Любой вариант, но только не так..." – вспоминает Евгения.

Отказавшись от операции в первом лечебном заведении, Табачуки обратились во второе. Тамошние специалисты провели полное обследование – и вынесли вердикт: оперировать Олега категорически запрещено.

"Сказали, что опухоль "вросла" в ствол мозга слишком глубоко. Если Олега прооперировать – он станет "овощем". Будет просто лежать... Мы потом обращались к профессору из Германии за консультацией – и он подтвердил, что операция нам противопоказана", – рассказывает Евгения.

Медики сначала рекомендовали Олегу пройти курс лучевой терапии. Однако впоследствии от этой идеи отказались: такое лечение приводит к значительному отеку мозга, от которого мужчина и без того сейчас страдает. Сегодня Олега мучат сильные головные боли. Он практически не встает с постели, а даже несколько минут в положении сидя оборачиваются потом часами страдания.

Некоторое время назад мужчина начал терять сознание. Один из последних таких случаев завершился для Олега реанимацией.

"Он сидел на кухне, обедал – и вдруг потерял сознание... К счастью, на этот раз обошлось. Я успела вовремя вызвать скорую, девочки в реанимации успели вовремя провести реанимационные мероприятия... Сейчас все хорошо. Олег уже в сознании. Я очень переживала, потому что он две часа провел в коме. Мне тогда сказали, если он из нее не выйдет – то уже все. Но он вышел, слава богу. И сейчас уже принимает химиотерапию в онкодиспансере... Я очень боялась также, что он перестанет меня узнавать. Говорят, с такой болезнью люди часто теряют память. Но, к счастью, он все помнит, все понимает. Все хорошо", – говорит Евгения.

Она убеждена: сможет помочь мужу преодолеть болезнь и жить. Уверена настолько, что своей верой смогла вытащить Олега из глубокой депрессии и отчаяния.

Евгения убедила мужа: за жизнь надо бороться

"Муж до сих пор не знает до конца своего диагноза. Он знает, что у него в голове опухоль. Знает, что есть подозрение на рак. Но насколько все плохо – не знает. Хотя когда в Киеве ему в лоб заявили, что жить ему осталось не более двух месяцев, у Олега началась депрессия... Это очень тяжело, когда тебе говорят, сколько тебе осталось... Но я смогла его убедить, что это все ерунда. что люди с онко живут годами – и ничего. Напоминала о нашем младшем сыне, у которого с рождения – серьезные проблемы со здоровьем. Когда сын был маленьким, мы с ним не раз были в больнице, а однажды даже угодили в реанимацию – тогда врачи говорили, что ребенок не выживет. Но мы его вытащили – и недавно отпраздновали 15 лет... И это Олега подбодрило. Хотя полностью депрессия, конечно, не отступила. Ну, представьте: молодой человек, 45 лет всего, всю жизнь в армии, постоянно какие-то учения, движение, телефонные звонки и днем, и ночью. Он всем постоянно был нужен . А потом – раз! – и все прекратилось... Конечно, это тяжело... Но мы боремся. Нам давали 2 месяца жизни, а мы живем уже 4. И думаю, будем жить и дальше. И все у нас будет хорошо", – говорит Евгения.

Вот только пространство для маневра у семьи Табачук – невелико. Кроме лучевой терапии пришлось отбросить большинство доступных в Украине методов лечения подобных опухолей. Вылететь же в какую-то из зарубежных клиник Олег не сможет: немецкие врачи в ходе консультации предостерегли семью, ему противопоказаны перелеты и длительные переезды.

"Мне сказали: ты можешь его довезти до нас. Но домой живым он уже не вернется", – вспоминает слова заграничных медиков Евгения.

Поэтому пока единственным выходом для Олега является химиотерапия, которую его жена с помощью друзей купила за рубежом: в отличие от Европы в Украине слишком высок риск купить не оригинальные лекарства, а подделку. Если после первого курса врачи увидят хотя бы малейшее улучшение – семье предстоит закупать препараты еще для не менее 5 курсов.

Олег и Евгения – кадровые военные. Их старший сын, которому скоро исполнится 20 лет, решил также защищать Украину – правда, в составе Нацгвардии, а не в ВСУ, как родители

Кроме того, Олегу нужен дорогостоящий таргетный препарат "Авастин", который закупается за бюджетные средства, но почему-то практически никогда не доходит до регионов. И поскольку у Олега нет времени, чтобы ждать, пока этот препарат появится в Винницком онкодиспансере, где он сейчас лечится – искать средства на "Авастин" семье, скорее всего, тоже придется самостоятельно. А это – не одна сотня тысяч гривен.

"Я купила "химию" всего на один курс. И если после него будет хотя бы малейший результат, если Олег нормально будет переносить препарат, я сразу покупаю его для второго цикла. Так же "Авастин": купим на один курс, если организм воспримет нормально – за две недели надо будет принимать второй цикл... Сколько их понадобится в общем – пока никто сказать не может. Бывает, 9 раз капают, бывает 10. Знаю, есть случаи, когда люди на "химии" и "Авастине" живут по 6 лет . Ежемесячно принимают эту терапию... Я очень рассчитываю на этот препарат. Очень. Что лечение хотя бы немножко уменьшит отек мозга, который сейчас так резко пошел... Чтобы хотя бы боль отступила. Чтобы Олег хоть немного вернулся в то состояние, в котором был 4 месяца назад. Тогда, когда все было хорошо", – говорит Евгения.

При самом лучшем развитии событий уже совсем скоро ей придется искать немалые деньги, чтобы спасать Олега.

Несколько облегчить для семьи Табачук ситуацию могла бы разовая материальная помощь от государства. Ведь сейчас Олег имеет статус инвалида войны 2 группы, после недавнего ухудшения группу могут переквалифицировать на 1-ю. И такие выплаты предусмотрены действующим законодательством. Но государство помогать своему защитнику не спешит: за 4 месяца, пока Олег отчаянно пытается выжить, ему до сих пор не выплатили ни копейки из гарантированной законом помощи.

Так же замер и вопрос с помощью на приобретение жилья.

Олег Табачук служит в ВСУ с 1993 года, его жена Евгения – с 1995-го. Оба – участники боевых действий, в 2015-м году выполняли задачи в Авдеевке. У супругов – двое сыновей, младший из которых также имеет инвалидность. И уже много лет семья скитается по съемным квартирам.

Более 20 лет Олег Табачук стоит в очереди на улучшение жилищных условий. В общей очереди он сейчас – в четвертой сотне. Как участник боевых действий и инвалид по защите Родины Олег Табачук также может претендовать на выплату компенсации на приобретение жилья в первую очередь. Однако и здесь государство не спешит выполнять свои обязательства.

В 2015 году Олег Табачук воевал в Авдеевке

"Я подала документы и сейчас жду. Мне обещали, что выплатят деньги. Сейчас же они выплачиваются... Мы по Виннице – или 13-е, или 14-е в очереди. Я писала в Минобороны письмо, но мне никто не ответил – не знаю, почему. Возможно, это письмо где-то затерялось... Если его подпишут в министерстве – средства нам выплатят сразу. И я очень рассчитываю на это или на выплату материальной помощи по инвалидности. Что до момента, когда нужно будет покупать лекарства для следующих курсов – у меня будет за что их купить", – говорит Евгения.

Пока же Евгении остается надеяться на то, что лечение даст результат. Что медицина, желание Олега жить и ее безграничная любовь и вера сотворят чудо. И болезнь таки отступит.

Помочь Олегу Табачуку в его борьбе за жизнь можно по реквизитам:

5168 7573 7751 3975 – Табачук Евгения, Приватбанк.