Россия может закрыть проход кораблей в Одессу — подполковник британской армии

29,7 т.
Россия может закрыть проход кораблей в Одессу — подполковник британской армии

В новом выпуске программы "Евроинтеграторы" с Татьяной Поповой на ObozTV Глен Грант – член Совета реформ в 2016-2017 годах, бывший подполковник британской армии, а также Юрий Гусев – бывший заместитель министра обороны в 2015-2016 годах, председатель Совета реформ Минобороны, а сейчас соучредитель Международного центра стратегий безопасности и обороны оценили возможности украинской армии, права женщин в ВСУ и спрогнозировали агрессивные планы Москвы.

- Попова: Глен, первый вопрос к вам. В 2016-2017 гг. вы руководили проектом Министерства обороны, больше, я так понимаю, вы концентрировались на реформе обеспечения жильем военнослужащих. Насколько вообще была эффективна эта реформа, и какие эффективные реформы в Министерстве обороны вы можете назвать?

- Грант: Я думаю, на это стоит смотреть шире, ведь речь идет не только о Министерстве обороны. Речь идет о Минобороны и военнослужащих. Если заглянуть назад в 2014 год, Украина в то время была очень ориентирована на Россию. Поэтому крупнейшей и наиболее очевидной реформой было дальнейшее избрание политического курса. Страна начала смотреть в направлении Запада, НАТО и Евросоюза. Это изменило образ мышления людей, и не только военных. Многие сейчас понимают главную концептуальную идею, что нужно больше думать о НАТО. Это очень важно.

Последний Стратегический оборонный бюллетень дает четкие рекомендации, определяет дорожную карту относительно того, что вы смотреть в сторону НАТО и понимать, что НАТО делает. Что это значит для Украины? Во-первых, большое количество военных учений, которые проходят совместно со странами-членами НАТО, они постепенно шаг за шагом меняют видение людей на ту или иную ситуацию. И потом эти навыки применяются не только в этих учениях, но и на передовой.

Я думаю, это значительная реформа. Еще можно добавить изменения в логистике. Закупки сейчас проводятся качественно. Это действительно важно. Если вы закупаете разные вещи, продовольствие, одежду, военную форму, вы должны правильно тратить эти средства. В этом контексте следует вспомнить и создание системы Prozoro. Поэтому постепенно проблем становится меньше. Конечно, все еще существуют определенные проблемы в закупке одежды, не всегда она соответствует качеству, так же, как и еда. Но по сравнению с 2014 годом произошли значительные изменения. В те времена еда в армии была такого качества, что ее просто невозможно было употреблять. Сейчас в большинстве случаев этой проблемы не существует. Иногда видим неправильно заключенные контракты, иногда они не выполняются должным образом определенными гражданскими компаниями, но изменения есть.

РФ может "ударить" по Одессе — британский военный

Также есть прогресс в вопросе поставок товаров к линии разграничения, этот процесс также улучшается. В этом направлении проводим несколько экспериментов, чтобы изменить определенные процессы. Также большие изменения произошли в вопросе равноправия женщин в Вооруженных Силах.

Сейчас есть немало женщин, которые несут службу на линии фронта рядом с мужчинами на равных, и они классно выполняют свою работу. Спасибо им за это.

- Попова: Действительно, сейчас адаптировано почти 80 военных специальностей для женщин в армии – то, чего не было еще в 2014 году, когда женщины-снайперы оформлялись как кухарки. Вопрос к вам – а вы давали вообще какие-то рекомендации Министерству обороны относительно практических шагов по реорганизации Вооруженных Сил Украины или военных штабов?

- Грант: Да, давал достаточно много. Особенно в контексте того, что эта организация работает по-советски. Поэтому и мои рекомендации базировались на том, что нужно работать, как НАТО, быть похожими на эту организацию. Поэтому здесь есть много вещей, которые нужно менять. Один и из важных пунктов – это мобильность организаций. Что я имею в виду, когда говорю о мобильности? Сейчас у нас есть линия фронта. И проблема в том, что на этой линии фронта не могут свободно двигаться или отступать. Чтобы быть профессионалами, солдаты должны быть динамичными, надо менять систему работы на линии разграничения.

Одна из рекомендаций, которую я давал – военные должны доминировать ночью. Другими словами – нужно лучше обеспечивать бойцов ночным оборудованием, чтобы российские сепаратисты не решались атаковать ночью, иначе они потерпят поражение. Нужно учить бригады, необходимо их лучше обеспечивать оборудованием. Здесь нужны изменения. Командование также должно быть мобильным. Нельзя размещать штаб в классной комнате. Ведь это будет первая уязвимая цель для вражеской авиации или ракет. Это очевидные вещи.

Другой вопрос – это управление и взаимодействие с людьми. Ведь главный продукт и ресурс для Министерства обороны – это именно люди, кадры. И если вы не умеете правильно, эффективно работать с ними и управлять ими, то это не будет иметь положительного эффекта, будет отток кадров. Поэтому нужно много тратить на рекрутинг, тренировки, нужно иметь резерв людей, который можно привлекать в случае необходимости. Вместо этого расходы средств все растут и растут.

- Попова: Еще один гость присоединится к нашей программе. Это Валерия Сикал-Вдовиченко, лейтенант сухопутных войск Вооруженных Сил Украины. Здравствуйте, Валерия, мы говорим сейчас о реформах в армии, и в том числе коснулись вопроса женщин в армии. Вы можете рассказать о вашем случае, и что сейчас происходит - почему вы судитесь относительно вашего бывшего командира?

- Сикал-Вдовиченко: История у меня очень сложная. С первого дня моего пребывания в армии, непосредственно уже на работе, уже на службе мой командир показал мне, как он считает, что место работы женщины в армии – обслуживать мужчин в сексуальном плане. То есть не пришла служить Украине, а пришла удовлетворять мужчин. Он начал рассказывать, как должна женщина вести себя с мужчиной, что я должна делать – целоваться, обниматься, для того, чтобы мужчина был доволен.

- Попова: Он предлагал это делать с ним?

- Сикал-Вдовиченко: И с ним, и также предлагал меня как объект для других мужчин, для проверяющих и своих друзей. В его понимании женщина в армии – это обслуга для мужчин.

- Попова: И даже то, что вы вышли замуж за ветерана АТО, не помогло избавиться от этих домогательств?

- Сикал-Вдовиченко: Для него это было так, будто я ему наперекор пошла. Хотя на самом деле о том, что я должна выйти замуж, было известно с первого дня. О том, что мой муж – ветеран АТО, тоже было известно всем, не только ему, но и всей части. Но это не останавливало его дальше преследовать меня и домогаться.

- Попова: Вы подали, насколько я понимаю, заявление в Нацполицию, военную прокуратуру и в военную службу правопорядка?

- Сикал-Вдовиченко: Да.

- Попова: И есть какой-то результат по этим расследованиям?

- Сикал-Вдовиченко: Военная служба правопорядка провела расследование – и да, есть результаты, выявлены его неправомерные действия в отношении меня, определены статьи, и дали ответ, да.

- Попова: И вас перевели, насколько я понимаю, в другую часть?

- Сикал-Вдовиченко: Да, чтобы я не была в его подчинении. Потому что его на сегодняшний день даже не отстранили от выполнения служебных обязанностей.

- Попова: как вы считаете, почему не произошло это отстранение? Я видела, что они даже начали дискредитационную кампанию против вас.

- Сикал-Вдовиченко: Я не знаю, почему его не уволили. Наверное, у него есть покровители, которые его защищают и держат его на плаву. Но поскольку человек сделал неправомерные действия, нарушил закон – он должен ответить. Потому что есть доказательства. Я не первая девушка, вместе со мной выступают и другие девушки, которых этот человек также домогался.

- Гусев: Скажите, пожалуйста, это единичный случай или это такое распространенное правило в Вооруженных Силах Украины по отношению к женщинам, которые служат?

- Сикал-Вдовиченко: Во время моей службы это был единичный случай. После того, как я перевелась в другую часть – я с гордостью могу сказать, что у нас в Украине есть достойные офицеры, люди, которые имеют совесть. Такие случаи единичны, но они все же, к сожалению, есть.

- Гусев: Я благодарю вас за службу и желаю вам успешно продолжать службу в рядах Вооруженных сил.

- Попова: И бороться, Валерия. Юрий, я должна сказать как женщина, которая год была советником Министра обороны, что это не единичные случаи.

- Гусев: Я хочу не согласиться, потому что я также полтора года работал в Министерстве обороны. В моем офисе работало много женщин...

- Попова: Я не говорю о тебе. Я уверена, что люди с новой генерации не будут себе позволять такие вещи, но, к сожалению, раньше вообще была такая практика.

- Гусев: Я в 2014 году, когда пришел работать в Министерство обороны, столкнулся с тем, что для военных, особенно это касается старой советской военной школы, женщины и гражданские – это такой "белый шум", то есть их не замечают. Безусловно, в коллективе, где есть большое скопление мужчин, присутствие женщин вызывает определенное раздражение, и некоторые мужчины не могут себя сдерживать. Но сказать о том, что...

- Попова: Они не считают нужным себя сдерживать. Вот в чем разница.

- Гусев: Я хочу сказать, что за 5 последних лет в армии много изменилось. И мы уже упоминали о том, что введены новые специальности для женщин. Сегодня женщины руководят отдельными подразделениями, занимаются работой в Вооруженных силах, которая раньше могла принадлежать только мужчинам.

Я убежден, что в ближайшее время мы получим генералов-женщин, которые проявят свой талант и смогут управлять большими частями и большими подразделениями Вооруженных сил.

- Попова: Но он не наказан. Это будет знаковым, будет ли он наказан.

- Гусев: Идет расследование.

- Грант: У меня несколько другой взгляд на этот вопрос. В каждой организации, где мужчины и женщины работают вместе, всегда будут сексуальные отношения. Вы должны принять это. Но использование секс в качестве орудия силы – не должно иметь место, так не должно быть ни в коем случае.

Есть несколько моментов, которые меня беспокоят. Первое – система до сих пор базируется на устаревших правилах отношений. Доктрина так и не была переписана в соответствии с требованиями НАТО. Второй момент – говорится не только о проблеме сексуальных домогательств. Как вы знаете, недавно был случай, когда командир 57-й бригады был уволен после того, как он сбил на машине одного из бойцов. На прошлой неделе СБУ арестовала полковника 10-й бригады за контрабанду сигарет. И если посмотреть на сайт СБУ, там есть сообщения о других двух случаях коррупции за последний месяц, в которых фигурируют солдаты и офицеры. Это два момента. Третий аспект – это то, что эти проблемы поднимают обычные люди или журналисты, а не Министерство обороны. Они делают эту работу за правительство, поднимая на поверхность эти проблемы. Это не совсем прямые обязанности журналистов, это работа служащих.

- Попова: Ситуация с журналистами, работающими на линии фронта, сейчас даже ухудшилась по сравнению с 2015 годом. По месяцу для западных журналистов нужно ожидать аккредитацию получения пресс-карт. Хотя, когда вводили военное положение, согласно закону, было указано, что необходимо значительно усилить присутствие Украины в иностранных СМИ. И одновременно после переформатирования АТО в Операцию Объединенных сил у нас есть наоборот ухудшение, даже не только на линии фронта.

Я знаю один случай с группой немецких журналистов, которые в Мариуполе две недели ждали разрешения проехать из одной точки, контролируемой украинскими властями, на другую точку, контролируемой украинскими властями, к гражданскому объекту. Это такая чушь, потому что держать международную группу в Мариуполе лишние две недели – это довольно дорого. Они просто перестанут освещать, будут брать материалы, например, из российской прессы.

- Грант: Это делается умышленно. Я не думаю, что это "тупость или глупость". Ведь есть определенные люди, которые не хотят, чтобы кто-то видел, чем они занимаются. Как, например, тот случай с контрабандой сигарет. Они не хотят, чтобы журналисты были там и могли заметить какие-то противоправные действия.

- Попова: Я не до конца понимаю, кто все-таки виноват в этих задержках аккредитации для международных журналистов, потому что Генеральный штаб говорит, что задержка из-за СБУ, а СБУ говорит, что они не имеют отношения сейчас к аккредитации. Поэтому вопрос открытый. Люди либо не понимают, либо специально делают вид, что они не понимают, что работа журналистов, особенно иностранных, важна для нас на линии фронта.

- Грант: Политики в этой стране, а также члены правительства, говорят, что люди в других странах не понимают, что война все еще продолжается. И это одна из причин, почему так происходит. Возможно, не нужно устраивать день открытых дверей для журналистов, нужно их поддерживать, поощрять их работу. Аккредитацию для большинства изданий нужно делать раз в год, чтобы они имели спец-карту и могли выполнять свою работу.

- Попова: А как вы вообще сейчас оцениваете общую обороноспособность Украины?

- Грант: Это очень сложный вопрос. И здесь нет простого ответа. Это зависит от времени суток. Если, например, за несколько недель можно собрать резерв, то у вас будут более сильные позиции. Но если брать систему в целом, то, конечно, есть очевидные слабые стороны, например, флот. У него нет достаточного количества кораблей, и это фундаментальная проблема. Мы теряем, мы потеряли Азовское море. И вопрос в том – что будет происходить дальше, как будет развиваться ситуация в контексте поведения России.

Воздушные силы еще неопытные, они были оставлены наедине, и они не были задействованы в боевых задачах. Много техники является устаревшей. И если придется вступить в бой – это будет очень трудно. Это могло бы стать катастрофой. Возможно, не совсем катастрофой. Ведь Украина имеет мощную силу в том, что вы деретесь за свою страну. И это создаст большие трудности для страны, которая захочет вторгнуться. Когда половина людей не имеет цели, а у них не будет цели, чтобы прийти сюда, в большинстве случаев – разве что деньги. Ведь когда люди бьются за свою страну, они могут делать невероятные поступки. Это можно было увидеть на примере Великобритании во время Второй мировой войны, когда ребята шли в бой только после нескольких недель учений и могли уничтожить три вражеских самолета. Поэтому люди будут готовы, ведь они будут настроены на сверхусилия, на крайности. И если Россия нападет, я абсолютно убежден, что каждый на линии фронта отдаст все силы и будет сражаться до смерти.

Это очень сложно оценить. Вопрос в том, если Россия пересечет границу сегодня – победит ли она? Это очень большой вопрос. Ведь вопрос в том, сколько бойцов будут готовы воевать, чему они научились за последние годы, многие из этих пунктов нам неизвестны. Здесь все не так просто. Но самый большой фактор победы в любой войне – это человеческий потенциал. А человеческий потенциал сейчас, извините, деградирован, из-за руководства.

- Гусев: Я согласен с тем, что мы должны менять систему, мы должны интегрироваться в НАТО. В то же время я не согласен с фразой о том, что мы потеряли Азовское море. Мы боремся за Азовское море, на Северном Приазовье созданы базы военно-морских сил ВСУ, и я убежден в том, что мы в дальнейшем будем отправлять корабли военно-морских сил ВСУ, возможно, вместе с нашими партнерами из стран-членов НАТО, с кораблями стран НАТО в украинские порты Азовского моря. И я убежден в том, что Азовское море должно оставаться в том числе украинским.

- Попова: Говоря о военной агрессии России, какие дальнейшие шаги вы ожидаете со стороны Российской Федерации в отношении Украины?

- Грант: Надо на это смотреть, учитывая коммунистический стиль ведения войны. Он волнообразный. И все эти волны накатываются не в каком-то одном конкретном месте – волна здесь, потом волна там. Но в этих волнах является некая постоянная составляющая. Наша проблема в том, что мы смотрим только на военную, боевую составляющую. Но многие из этих волн не являются именно такими. Они бывают дипломатическими, политическими, экономическими, финансовыми. Все эти средства они будут использовать там, где это возможно. Правительство не смотрит на это комплексно.

Следующей волной может быть попытка закрыть проход кораблям в Одессу. Имея большие силы недалеко от этого региона, они могут попытаться пойти на такой шаг.

И если они сделают это 5-6 раз, то многие корабли просто не решатся направляться в Одессу, ведь это будет сложно из-за постоянных остановок и простоев. Военные волны могут быть поставленными на определенную паузу. Но я не верю, что Путин будет ждать вечно, ведь у него заканчиваются деньги. Поэтому ему пришлось скорректировать свои планы, урезать аппетиты. Он был вынужден уменьшить количество танков и самолетов, причем довольно серьезно. Но у него все еще есть много советской техники, учитывая немало танков, которые сосредоточены на границе. И ему надо использовать их, ведь он не может себе позволить держать их слишком долго без работы и одновременно не может себе позволить покупать новые танки.

То есть он сейчас в непростой ситуации, и я думаю, что его генералы ему говорят, что, мол, мы должны что-то делать. И надо понимать, где правда, когда они говорят о своем вооружении, или это только часть одной из волн, когда они пытаются информационно влиять на НАТО, хвастаясь новейшим оружием, современными роботами. Это все волны, о которых я говорил. Что из этого правда – я не знаю. Что будет дальше – я тоже не знаю. Но дальше что-то будет. И мы должны смотреть на это комплексно. Чтобы понимать – это будет военная волна, финансовая или любая другая.

- Попова: Тогда вопрос – а какие Украина должна предпринять шаги, чтобы остановить эту российскую агрессию против нас?

- Грант: Первый большой шаг – это разработать систему. Ведь если у вас нет системы, или она в данный момент не работает, Россия воспользуется этим недостатком. Эта система должна включать в себя роль президента, структуру СНБО, штабы, которые должны быть не только в Министерстве обороны. Также это обучение, соответствующие квалифицированные кадры...

Когда это все заработает, тогда вы будете иметь комплексное видение всех проблем. Когда нет военного комитета, который следит за финансами, учениями – всем, что делает другая сторона. Вы можете сказать – это служба разведки, но это шире. И когда вы посмотрите на это все, будете иметь комплексное видение, и затем начнете планировать, как этому противодействовать. Я имею в виду, страна делает немало в правовой сфере, но может делать гораздо больше. Есть много вещей, которые можно было бы делать комплексно, чтобы оказать давление на Россию, на Путина и на олигархов.

Мы должны говорить об олигархах, ведь это может ослабить Путина. Путин сам не даст трещину. Его нужно побеждать другим способом. Необходимо сделать так, чтобы как можно больше людей были недовольны его действиями. Прекратить вести разговоры с Путиным. Надо говорить с олигархами. Вы с нами или против нас? Если вы против нас – мы будем влиять на вашу жизнь. Мы можем, например, заверить их, что их дети не смогут учиться в Америке и в Британии. И мы можем усложнить вам определенные вещи в любой точке мира, мистер олигарх. И в какой бы части мира вы ни были – мы будем следовать за вами.

- Попова: Почему же тогда британское правительство так не делает?

- Грант: Потому что оно полностью сконцетровано на Брекзите и ни на чем другом. Это политическая проблема не только этого десятилетия, но и всего века. Способствовала этому Россия? Конечно, способствовала. Российские деньги способствовали тому, чтобы это произошло. Но кажется, что в Британии никто этим не занимается, потому что все сфокусированы на Брекзите. И сейчас это убивает страну.