Иногда любишь людей, а иногда с облегчением про них забываешь

Иногда любишь людей, а иногда с облегчением про них забываешь

Бытовая зарисовка в преддверии "женского праздника".

Женщины бывают разные).

Моя насыщенная ранее жизнь регионального менеджера по продажам заботливо подкидывала мне массу "замечательных" людей. Я встречала их столько, что о каждом можно было бы написать эссе – и где-то горько плакать, а где-то смеяться. Иногда таких мужчин, и в частности женщин, хочется помнить всегда, а иногда хочется перекреститься и "забыться"...

М-да... Была у меня хозяйка квартиры, где я арендовала комнату – в тихом центре Донецка, там, где спускаешься к Кальмиусу от центральной площади, со стоящим и по сей день Лениным. Городская бабушка-медсестра, давно на пенсии. Полностью седая, стройная, лет за 70. Но старательно завивающая волосы и красящая губы губной помадой в 6 утра, задолго до прихода сантехника. Вот такой у нее был принцип – перед мужчинами (и не только) быть в полной боевой готовности.

Наверное, такой надо родиться. Вечная женщина-цветочек, молодая душой. Когда началась война, не думаю, что она выехала. Скорее всего ее и нет больше, в силу возраста. Но помню ее до сих пор. Приезжая к ней раз в неделю в командировку, находила свою дверь в арендованную комнату открытой, а мои вещи она без спросу перекладывала с места на место.

Или вот еще пример – Харьков. Назову ее Валей. Жительница старой, некогда престижной при Союзе пятиэтажки. Тоже тихий центр, высокие потолки, приличные подъезды и жители, в основном, "гордые" и "исключительные". Ну, помните разницу между простым смертным и профессорской семьей из "Москва слезам не верит"?

В одной из квартир, сданных мне в аренду, ремонта не было, наверное, никогда. Сверху жила семья с маленьким ребенком, с утра топающим над головой, как бычок. НО это не доставляло мне стольких проблем, как тетя Валя, живущая снизу. Ей досталась комнатушка вахтера (или как это назвать, расскажите, знающие?). У лестницы на первом этаже, всего одна маленькая комната, где помещался диван, стол и тесный санузел. И все нагромождалось одно на другое, для экономии места.

Над этой комнатушкой находилась одна моя кухня, в которой я (было это лет 10 назад) появлялась рано утром или вечером, не особо готовя. Так, минимально, часто в спешке, как молодой работающий и еще не семейный человек.

Ну и все. Этого хватало, чтобы тетя Валя прибегала ко мне почти через день и требовала, чтобы по кухне я не ходила, а летала. Я не знала, когда же она спит – казалось, она слушает мои шаги в любое время суток. Мои 57 кг, видимо, с такой силой гремели у нее над головой, в тапочках, что жить ей было невыносимо. При этом ей не с чем было сравнивать свою ситуацию – слева и справа от нее квартир не было. Снизу никого. И только одна досада – я сверху. А тишины в гудящем, звенящем, многолюдном городе ей хотелось полной.

Почему я ее Валей назвала – да просто она вылитый персонаж из Сватов. Та самая темноволосая крикливая тетка, в меру крупная, с худым и тихим мужем. В маленькой комнатушке. В тихом центре Харькова. В доме с советской интеллигенцией.

Наверное, кто-то из этих женщин был в чем-то счастлив, завивая волосы и накрашивая тонкие губы в 6 утра перед приходом сантехника. А кто-то – несчастен, не имея иного жилья, кроме каморки у лестницы. И потому срывая свою злость на арендаторах выше.

Сейчас частный дом, свой – это лучший для меня выбор, ибо иногда ты людей любишь, а иногда с облегчением про них забываешь, имея возможность закрыть дверь, налить чашку кофе и пойти что-нибудь написать в Фейсбуке. Не боясь, что сейчас прибежит а-ля героиня из Сватов и пройдется по твоей нервной системе, как по боксерской груше.

Нет, частный дом я не променяю ни на что...

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Украина