''Девушек таскали за волосы, всех лупили дубинками'': участники студенческого Майдана вспомнили кровавый разгон

109,6 т.
''Девушек таскали за волосы, всех лупили дубинками'': участники студенческого Майдана вспомнили кровавый разгон

Ровно пять лет назад, в ночь на 30 ноября 2013 года, в Киеве жестоко разогнали студенческий Майдан под предлогом установки новогодней елки. Тогдашнее руководство МВД направило на мирных протестующих подразделения "Беркута", которые в 4 часа начали зверски избивать молодежь и старших людей, мирно сидевших на площади.

Утром весь мир увидел кадры, как люди в форме атакуют беззащитных украинцев резиновыми дубинками, бьют по голове, по лицу, бросают людей на землю, волокут за волосы, швыряют в автозаки. Те, кому удалось вырваться из окружения, бежали по улицам, прятались в Михайловском монастыре, во дворах, в подъездах... Десятки раненых оказались в больницах.

Тогда общество впервые столкнулось с жестокостью власти, которая не собиралась сдаваться без крови. До сих пор никто не понес наказания за ту страшную ночь, которая стала переломной для украинцев. Тогдашние глава КГГА Александр Попов и руководитель СНБО Владимир Сивкович в феврале этого года оправданы судом, а дело против них закрыто. OBOZREVATEL поговорил с людьми, которые стали жертвой того разгона.

Видео дня
"Мы опасались титушек, но не ожидали нападения от "Беркута"

Историк Игорь Бигун осенью 2013 года учился на втором курсе магистратуры в Киево-Могилянской академии. И в ночь с 29 на 30 ноября как раз оказался на Майдане.

Игорь Бигун

— Помню, вечером 29 ноября все ждали, что Янукович, может быть, хоть что-то подпишет по ассоциации. Однако этого так и не случилось. Он вернулся, а на Майдане царило разочарование. Руководители организационного комитета Майдана, активисты, которые располагались тогда под стелой, не знали что им делать дальше. Повлиять на тогдашнего президента шансов не было, и вообще царило настроение разойтись. Возможно, так бы и случилось, если бы не ночной разгон.

Среди студентов, молодежи и людей постарше, которые дежурили под стелой, ходили слухи, что в Киев навезли титушек, они прячутся где-то во дворах и могут совершать провокации

Мы от них ожидали нападения. Но не от "Беркута". ВВшники тогда стояли в оцеплении, "Беркут" маршировал, и угрозы от них не чувствовалось.

В организационном комитете вечером был спор по поводу присоединения к протестующим политиков. Помните, тогда политики стояли на Европейской площади, а активисты их к себе не пускали, опасаясь, что те сольют протест и ничего хорошего не будет? Однако было принято решение о воссоединении. Помню, на сцену вышла одна девушка и очень эмоционально сказала, что она многое сделала для организации протеста, но теперь все отдают политикам, и она уходит.

После разгона студентов возмущенные люди собрались на Михайловской площади

Я тогда пошел в оргкомитет к своему знакомому Вадиму Васильчуку, он мне сказал, что да, будут соединяться с политиками. Тогда появились уже люди в куртках с надписью "Удар", они помогали разобрать сцену и аппаратуру. Ее увозили, а политики завозили свое.

Мне как раз поручили охранять генератор. К 4 часам утра часть людей даже уже разошлась, оставалось человек 200. Я решил пройтись вокруг, взял чай, и тут слышу топот, крики. Смотрю — по Институтской спускается "Беркут". Все побежали под стелу, я тоже туда. Девушек мы спрятали в середину, сами же стали живой цепью вокруг. Думали, сейчас будут толкать, выталкивать.

"Беркут" выстроился перед нами и без всякого предупреждения начал лупить. Нас моментально раскидали, началось просто побоище

Мы не ожидали что "Беркут" будет действовать так жестоко. Я понял, что нужно бежать, перепрыгнул через стол, буквально на лету получил удар дубинкой. Часть людей побежала к метро "Майдан Незалежности". Там уже начали ставить елку, и ВВшники стояли в оцеплении, они ничего не делали. "Беркут" наступал со стороны Институтской и "Глобуса".

Мы побежали в сторону Бессарабки, другие по Михайловской улице в сторону собора. Возле ЦУМа я понял, что оторвался. И еще с двумя парнями мы поднялись по улице Богдана Хмельницкого и пошли ко Львовской площади. Там встретил друга, который сообщил, что милиция кружит на машинах вокруг Майдана и хватает всех, кто хоть как-то похож на майдановцев. Тогда дворами, через Подол, мы дошли до "Петровки". Было уже 6 утра. Там разошлись, я приехал домой и уснул.

Люди пытались укрыться возле памятника

А проснувшись вечером, включил Интернет и увидел страшные кадры и видео — избитые люди, кровь, раненые в больнице, задержанные. Это было ужасно. И уже 1 декабря Майдан изменился.

Это стало ошибкой власти. У общества все эти события вызвали возмущение, Майдан стал защищаться, появились каски. И каждый раз, когда силовики наступали на людей, Майдан укреплялся

Знаю, что некоторые ребята, с которыми мы были в ту ночь, потом пошли воевать. Один заключил контракт, двое вернулись. Сейчас один знакомый уехал в Ивано-Франковск, работает там. Другой стал депутатом Киеврады.

Я не разочарован в Майдане. Я разочаровался в некоторых лидерах Майдана, которые потом вошли в парламент и показали себя с плохой стороны

Студентов тащили в автозаки

А Майдан был нужен. Потому что по-другому убрать власть Януковича было невозможно, только через силу и кровь. Они вышли из зэков, они привыкли, что все должно быть так, как они захотели. Видимо, Януковичу надоело, что мы там стоим, протестуем, и он отдал приказ нас оттуда убрать. А как его окружение выполнило приказ и что из этого получилось — теперь мы видим сами.

"Меня спас водитель скорой помощи"

Ярослав Радонь был в ту ночь на Майдане. После разгона "Беркутом" людей он оказался в больнице.

Ярослав Радонь

— Помню, что я уже уснул, когда меня вдруг растолкали и сказали: "Вставай, "Беркут". Я глянул на часы на Доме профсоюзов. Было 4 утра. Студенты пели гимн Украины, так было принято, что каждый час мы исполняли гимн. А в это время по Институтской спускался "Беркут", подъезжали автобусы с затемненными стеклами. И уже в 4:15 они устроили атаку.

Все побежали к стеле, я тоже, потому что выбежать с Майдана уже было невозможно - "Беркут" окружил. На меня бросились три беркутовца. Первый удар дубинкой пришелся по руке. Когда замахнулся второй, я перехватил дубинку и мы стали с беркутовцем тянуть ее — он на себя, я на себя. Тут подскочил еще один его коллега сзади, я только услышал, как кто-то мне крикнул: "Берегись!". Повернул голову, увидел пластиковый щит, и меня ударили по голове.

Я упал, но сознания не потерял, все было в тумане, даже не видел, что кровь течет по лицу, меня тошнило. Видел, как жестоко били студентов, девушек таскали за волосы, всех лупили дубинками по голове, вытаскивали за руки, за ноги...

Били даже тех, кто лежал на земле

Заметил на Институтской машину скорой помощи "Борис", решил ползти туда. Как-то добрался, мне помогли мужчина с женщиной, наверное, они киевляне были, говорили по-русски. Меня усадили на парапет на Институтской, там, где сейчас Аллея Небесной Сотни. К карете скорой уже стояла очередь раненых, я ждал.

Тут подошли милиционеры, один из них, сержант, стал требовать, чтобы я собирал вещи и уходил отсюда. Меня защитил водитель скорой, сказал, что мне нужна помощь врача. Он меня и спас тогда. Медики уже внутри машины сказали, что у меня сотрясение и глубокое рассечение на голове. На улицу они меня не выпустили, сказали, что "Беркут" всех в центре бьет. Вывезли с Майдана и доставили в больницу. Вот это все помню как в тумане.

После Майдана я был волонтером, ездил на восток, помогал нашим ребятам. Сейчас работаю в охране, отошел от активной деятельности. Нужно и на жизнь как-то зарабатывать. Я разочарован тем, что до сих пор, через пять лет, никто не наказан за тот разгон. Мы судились с тогдашним главой администрации Киева Александром Поповым. Ведь по его приказу эту елку привезли тогда на Майдан. Он не мог не знать, что нас будут разгонять.

Эту студентку беркутовец тащил за шарф

Никто из "Беркута" не наказан. Более того, мы узнали, что тогдашний заместитель руководителя киевского "Беркута" Дедюк не только не был уволен, он пошел на повышение, был награжден орденом! Глава МВД блокировал всю информацию по бывшим беркутовцам. Часть из них до сих пор служат в подразделениях МВД — в полку "Киев-1", в полку особого назначения.

Мы почти месяц буквально жили в суде, где судили беркутовцев. Но все бесполезно. Вот это главное разочарование.

А так, если потребуется, то я снова пойду защищать Украину