Эти парни могут выиграть для Украины "Евровидение". Большое интервью с Mountain Breeze

Эти парни могут выиграть для Украины 'Евровидение'. Большое интервью с Mountain Breeze

Mountain Breeze прогремели еще в 2016 году, когда добрались до финала 7-го сезона вокального шоу "X-фактор" на СТБ и подружились со своим наставником Андреем Данилко, который взялся продюсировать парней после проекта.

За два года Александр и Илья Беляки вместе с бас-гитаристом Михаилом Малым успели выпустить первый альбом, клип, пободаться за право представлять Украину на "Евровидении" и смотаться на месяц в Южную Корею. Об этом и многом другом читайте в интервью OBOZREVATEL.

— Парни, уже полгода как вышел ваш первый альбом Say it Loud. После этого жизнь как-то изменилась?

А. Б. Мы теперь чувствуем себя полноценными музыкантами, артистами со своим творчеством. Когда мы играли каверы...это было круто, нам нравилось, но это было неполноценно.

Видео дня

И. Б. Сейчас уже появились люди, которые заценили нашу музыку, которым понравилось. Мы рады, что делаем это для кого-то, а не просто так.

А. Б. Люди теперь узнают наше звучание. А иногда не узнают, думают, что это какие-то европейские или американские парни.

— Когда готовился к интервью и переслушивал ваш альбом, то ловил себя на мысли: не знай я о вас ничего, то решил бы, что вы из США или Англии.

А. Б. Это комплимент для нас.

— Почему у вас это получается, а у многих других украинских групп — нет?

А. Б. Мы стали известными после "X-фактора", там познакомились с Андреем Данилко и начали сотрудничать. Он нас познакомил со шведами, нашими друзьями, которые помогли нам организовать звук.

Андрей первый начал нам говорить, чтобы мы начинали писать свое. Тогда мы этого еще не делали. А после "X-фактора" все начало по чуть-чуть рождаться.

М. М. Ну и, конечно, подход к своему делу. Мы хотели удивить всех первым альбомом, показать максимальное качество.

— Как у вас идет разделение обязанностей в группе?

И. Б. Я все контролирую (со смехом). Я как раз тот третий человек, который говорит: "Плохо, пацаны, мне не нравится" или "Это классно". А пишут парни, Саша больше тексты, а Миша музыку.

— Конфликты в процессе часто возникают?

И. Б. Конечно! Любимая тема. Иногда парни напишут песню, все уже готово, но мы слушаем ее день-два и кто-то признается: "Пацаны, это откровенно плохо". И тогда мы переделываем.

М. М. Все стараемся не убирать, если что-то забраковали, то отодвинем на потом...Если сказать по секрету, то мы показываем новую музыку близким и друзьям, проверяем реакцию.

— Ваш, Миша, отец музыкант, а у братьев — пастор. Что говорят родные о ваших песнях?

М. М. Они рады за нас, счастливы, что нам не приходится заниматься чем-то другим.

А. Б. Да, вот мы им сказали, что у нас скоро выйдет клип, так они постоянно спрашивают: "Ну когда уже можно будет посмотреть?". Но мы отвечаем: "Подождите" (с улыбкой).

— Миш, но папа как профессионал может где-то сказать: "Вот это откровенно плохо!"

М. М. Может что-то подсказать, но он не влазит в нашу работу.

И. Б. А наш папа — рокер такой. Он любит Оззи Осборна и т. д. Поэтому говорит: "Классно, конечно, но не рок" (со смехом).

— Вернемся в период, когда вы уезжали из Полтавы в Киев. Какое было самое ценное напутствие?

И. Б. Нам родители дали такой совет: "Ребята, всегда будьте вместе. На все тусы, на которые будут приглашать, ходите вместе, в единстве ваша сила, потому что если разделитесь, то это все"

А. Б. Волновались, когда ехали на "X-фактор", но потом пришло спокойствие, они увидели, что все получается хорошо, что мы не изменяем себе, и они теперь абсолютно спокойны.

— Давайте о Данилко. Журналисты его обожают: всегда вежливый, ответит на любые вопросы, даже если они немного странные. Главное — звонить после обеда. А как работать с Данилко? Он жесткий?

А. Б. Жесткий? Мы не помним, чтобы он был жестким.

— Ни разу на вас не кричал?

А. Б. Не кричал. Вообще Андрей бывает жестким, но не с нами. С ним очень комфортно, он дал нам много возможностей для выступлений в таких местах, куда бы мы сами не попали.

xfactor.stb.ua

— Помните первый разговор тет-а-тет?

А. Б. Это было после первого эфира на "X-факторе". Нам было, конечно, неудобно, ведь мы сидим в одном вагончике со звездой такого уровня, с нашим наставником, Он нас тогда подбадривал, если были какие-то проколы, то говорил. Потом уже привыкли.

— Вы и Миша были знакомы еще по Полтаве. Расскажите, как сдружились и могли ли тогда представить, что все так круто сложится?

И. Б. Заочно мы были знакомы еще до "X-фактора". Полтава — маленький городок, где мы часто пересекались компаниями. А более плотно познакомились после "X-фактора", когда от нас ушел басист и мы думали вдвоем, что делать дальше. Миша был тем человеком, который предложил свою помощь, и после этого мы с ним сдружились.

— Я думал, что ваш басист уехал учиться.

И. Б. Это первый (все в один голос). Тот басист, с которым мы пришли на "X-фактор", уехал учиться в Польшу, но мы с ним прошли тренировочный лагерь. Потом взяли другого басиста, он тоже из Полтавы, после прямых эфиров мы тоже с ним разошлись.

— Был конфликт?

И. Б. Мы очень разные люди и поняли, что вместе будет сложно работать. Стили музыки были слишком разные, поэтому и разошлись, а вот с Мишкой не хотим расходиться, он наш третий брат.

М. М. Сначала я ни на что не расчитывал, не планировал, что буду играть в группе. Просто занимался звукозаписью, знал, что парням нужна помощь, и предложил. Потом мы пообщались и поняли, что живем душа в душу.

— Вы постоянно вместе. Это напрягает?

И. Б. Был момент, когда мы начали напрягать друг друга. Но мы понимаем, что не сахарок, который всем нравится. Мы очень разные, все со своими приколами, и это хорошо понимаем.

Когда в этом году провели месяц в Южной Корее, то сблизились еще больше.

— Как вы туда попали?

И. Б. Нас пригласили выступить — это была крутая христианская конференция. Там на наш концерт собралось 20 тыс. человек, а потом еще просто пожили там пару недель.

- Говорят, что Южная Корея это космос. Вам как?

А. Б. Это круто. Но не космос.

М. М Я там еле выдержал месяц и с радостью вернулся обратно, потому что там все иначе: жарко, еда другая, культура другая. Сначала это кажется забавным, а потом надоедает.

— Возвращаясь к теме отношений. Как вы поступаете, когда возникает напряг и надо не поссориться? Расходитесь по разным углам?

М. М. Едем в Полтаву (под дружный смех)

И. Б. Говорим о проблеме открыто, обсуждаем. Иногда кому-то нужно просто отдохнуть отдельно, подумать, проветриться.

— В этом году вы пробивались на "Евровидение", но чуть-чуть не дотянули. В 2019-м будет еще одна попытка?

А. Б. Зависит от того, будет ли песня.

И. Б. А почему нет? Мы считаем, что это отличная возможность выступить на хорошей сцене, если получится представить Украину.

— В прошлом году многие критики пророчили вам успех на "Евровидении", потому что вы идеально вписываетесь в формат: молодые, перспективные, хорошо поете на английском. Ваше мнение — нацеливаетесь на победу?

А. Б. Мы видим себя на конкурсе, но хотим быть готовы к этому. Мы говорим, что у нас есть музыка достойная того, чтобы ее услышал весь мир, но нужно быть к этому готовым.

— А в прошлый раз чего не хватило?

А. Б. В тот раз не хватило опыта, переживания были, особенно в начале. Во время выступления особенно.

И. Б. До момента выступления мы не волновались, но когда только вышли на сцену, пошел этот отсчет…и у меня руки сразу задрожали. Смотрю на Саню и не представляю, как он петь будет, если я тут играть не могу.

— Мандраж перед выступлениями — обычное дело?

М. М. От публики многое зависит: когда тебя поддерживают хорошо, то сразу мандраж уходит. Сложно, когда тебя оценивают. Когда ты просто поешь — это свой кайф, а на конкурсах лезет куча мыслей в голову, все стараешься контролировать.

— А с какими чувствами смотрели тогда выступление O'Torvald? Были мысли: "А вот мы могли бы лучше?"

А. Б. Мы дружим с Женей Галичем (солист O'Torvald. — Ред.). Познакомились еще перед "X-фактором", он нас поддерживает. И мы поддерживали его и Украину.

И. Б. Плюс "Евровидение" — это же совсем другая история, они сами не ожидали, что поедут. Но ведь Украина их выбрала, так что какие вопросы.

— Некоторые певцы говорили мне, что не хотя ехать на "Евровидение". Мол, лучше вложить деньги в новый клип, раскрутку и т. д. Можете прокомментировать?

И. Б. По нашему мнению, нужно пробовать. А тот, кто так говорит, — или боится, или не прошел и думает, что там все башляют. А, может, не уверен в своем творчестве.

М. М. В этом случае мы тоже ничего не теряем, потому что делаем песню для своего альбома, а не для "Евровидения".

А. Б. А потом просто спрашиваем у людей: хотите ли вы, чтобы наше творчество представляло Украину в этом году?

— Недавно мой коллега брал интервью у Миши Панчишина (победитель 8-го сезона "X-фактор". — Ред.). И тот сказал, что очень удивился, когда переехал в Киеве и понял, как много вокруг него представителей сексуальных меньшинств...

И. Б. Именно "очень удивился?" (со смехом).

— Ну почти. Вы уже влились в тусовку, как относитесь к теме сексуальных меньшинств?

А. Б. В какую именно тусовку? Там где секс или наркотики? (со смехом).

@mbreezeofficial

— Там, где все вместе.

А. Б. Мы не хотим вливаться в такие тусовки. У нас есть свои принципы, и если даже у нас появятся такие возможности, мы не будем ими пользоваться.

И. Б. При этом мы нормально общаемся с такими людьми. Все они нормальные, адекватные, просто у нас есть свое мировоззрение — мы в этом не участвуем.

— Откуда такой классный английский? (Обращаюсь к Саше. — Ред.)

— Тренировался, учился, смотрел фильмы в оригинале, музыку и старался понять, о чем они говорят, ну и старался повторять произношение.

— Вы уже стали киевлянами?

— Уже да (в один голос). Все фишки знаем, районы выучили. Киев — дом родной.

— Кто у вас в группе самый популярный среди девушек?

И. Б. Ну он же фронтмен (со смехом, показывает на брата Сашу. — Ред.)

А. Б. Если говорить по подписчикам, то я, но тут тоже у каждого своя аудитория.

Эти парни могут выиграть для Украины "Евровидение". Большое интервью с Mountain Breeze

— А фанатки уже атакуют с неприличными просьбами?

А. Б. Это было больше во время "X-фактора".

И. Б Да, тогда было больше, но и аудитория повзрослела немножко.

— Ок, следующий вопрос: куда потратите свой первый миллион? Пока гривен.

И. Б. Частично в музыку, частично в инвестиции, частично оставлю.

М. М. В свое развитие больше, какие-то уроки взял бы точно, может быть, актерского вокала, по звукозаписи, аппаратуру какую-то определенную тоже бы прикупил.

А. Б. Еще одна мечта — это своя студия. Сейчас мы пишем все дома, а вот когда будет миллион, то мы бы могли сделать себе место, которое будет чисто нашей точкой, где мы будем все записывать, репетировать.

— Вы говорите, что дружите с Галичем, конечно же с Андреем, а есть еще звезды, с которыми хорошо общаетесь?

А. Б. Знакомы с многими, но не сказать, что мы собираемся вечером чай пить. Пересекаемся на разных фестивалях, выступлениях, где можем пообщаться.

— У вас есть или были забавные прозвища?

А. Б. В школе меня Белкой называли, и меня это очень сильно раздражало.

И. Б. А я был таким плотным парнем, поэтому называли Кабаном.

М. М. А у меня за всю жизнь не было никаких прозвищ. Самому приходилось выдумывать (с улыбкой).

— Вы с братом часто ссорились?

А. Б. В детстве часто: бились, рвали майки друг другу.

И. Б. И все заканчивалось всегда его попаданием мне в одно неудобное место. Постоянно, драка начинается и все заканчивается на этом (со смехом).

@mbreezeofficial

А. Б. Это было случайно всегда (улыбаясь). Ну а потом повзрослели и перестали, мы всю жизнь вместе, как близнецы. Друг друга очень хорошо понимаем, и нам очень круто вместе сейчас быть связанными творчеством.

— Часто удается вырваться к родным, в Полтаву?

И. Б. В Полтаву? В среднем раз в месяц.

— Полтава — самый лучший город в Украине?

И. Б. Самый спокойный. Там все знакомое и родное, вокруг дома, где была масса приколов, но там не поработаешь.

— Друзья и фанаты проходу не дают?

А. Б. Нет, там просто намного меньше возможностей, чем здесь. Тут мы уже привыкли, тут движение, а там все тихо.

М. М. И ты в это спокойствие тоже втягиваешься. Становишься медленным.

— Сейчас вы зарабатываете концертными турами?

А. Б. Туров нет, одиночными концертами.

— В прошлом году мы обзванивали организаторов ивентов и спрашивали, сколько стоит заказать звезду на Новый год. Нам сказали, что ваше выступление обойдется где-то в 60 тысяч. За год гонорары выросли?

И. Б. Конечно же, выросли. Сегодня мы чувствуем себя гораздо увереннее, чем год назад.