"Переломы черепа и челюсти": опубликованы новые видео зверских пыток в тюрьмах России. 18+

48,8 т.
'Переломы черепа и челюсти': опубликованы новые видео зверских пыток в тюрьмах России. 18+

Российское издание "Новая газета" опубликовало новые факты пыток над заключенными в тюрьмах РФ.

Записи из ярославской исправительной колонии №1 передали юристы правозащитного фонда "Общественный вердикт", сказано в материале.

Сообщается, что у издания в наличии есть несколько записей, подтверждающие пытки над заключенными. Первые два коротеньких ролика составляют общей продолжительностью всего 45 секунд и показывают события одного и того же дня с интервалом около часа. В одном — трехсекундном — показан полуобнаженный человек, стоящий на коленях спиной к зрителю. Вокруг — около десяти человек в камуфляжной форме, один из которых, глядя прямо в камеру, говорит: "Выключай".

В следующем видео показан этот же заключенный, но уже лицом к камере, и он сильно избит. По приказу одного из тюремщиков — "Давай! Кури!" — он затягивается сигаретой, которую протягивает ему человек в черной робе. "Нас тут сорок, а ты один", — сказал кого-то из тюремщиков.

Адвокаты восстановили все трагические события того дня. Так, имя заключенного на видео — Павел У., отбывавший наказание в ярославской ИК №1 и освободившийся в августе 2017 года. После этого он стал заявителем фонда "Общественный вердикт" и дал подробнейшие показания.

Сообщается, что в феврале 2017-го Павел был отправлен на 7 суток в ШИЗО по причине конфликта с одним из сотрудников колонии. Отбыв свои семь суток в ШИЗО, У. был вновь водворен в отряд, однако уже на следующее утро — очень рано — сотрудники колонии попытались вывести его из камеры, сообщив, что препроводят в дежурную часть, именно для физического наказания.

Павел заявил, что поначалу он отказался выходить из камеры, сообщив: "Я никуда не пойду, бейте здесь". Совместными усилиями сотрудники изолятора сумели его вытащить, при этом заключенный пытался сопротивляться, даже повалился на пол с одним из тюремщиков. Но сотрудники его быстро одолели, надели на него наручники.

После этого заключенного отвели в камеру ШИЗО, расположенную напротив "класса воспитательной работы". Дверь в камеру была открыта, и Павел мог наблюдать, как в классе начали собираться правоохранители с орудиями пыток: "У них были дубинки, несколько штук, киянка — такой деревянный молоток, кусок фанеры плоский. Это все они принесли с собой".

Когда сотрудники были в сборе, в "классе воспитательной работы" включили музыку, заключенного завели внутрь. Один из них предложил заключенному ударить его. "Я сказал: зачем? Все равно изобьете, — вспоминал Павел У. — И я сел перед ними на корточки: давайте, бейте".

Тогда заключенного заставили подняться, раздели, завязали рот большим вафельным полотенцем, положили на парту. При этом несколько сотрудников удерживали руки, ноги и голову заключенного. Кто именно, Павел У. уже не видел: "Когда меня положили на парту, то я закрыл глаза. И мне голову держали. Потом киянкой стали по ж*пе бить, по ягодицам, и фанерной доской били, и по пяткам резиновой палкой. Два раза я терял сознание, тогда меня снимали с парты и обливали водой, чтобы я очухался. А когда позвали уже Николая Х. (заключенный с пониженным социальным статусом) я сам кое-как встал".

Павел отметил, что после пыток Круглов (оперативный сотрудник) сказал ему: "Я тебя сейчас в пинчи загонять буду". "Пинч" или "обиженный", в колонии — люди, пережившие гомосексуальный контакт с сокамерником. "Пинчи" питаются из отдельной посуды, помеченной особым образом, им вменяется в обязанности всякая черновая работа вроде чистки туалетов. Часто эти люди переживают пренебрежительное и даже жестокое отношение со стороны сокамерников, в том числе и сексуальное насилие, отмечает издание.

"Новая газета" подчеркивает, что такие неформальные тюремные "законы", распространенные среди заключенных, администрации колоний научились эффективно использовать для наказания и унижения заключенных.

Сообщается, что из всего этого становится ясно, что сотрудники, подвергнувшие пыткам заключенного Павла У. и заставившие его взять сигарету, прикуренную "опущенным" заключенным, тем самым преследовали цель именно "опустить" его — изменить его социальный статус, сделать нерукопожатным, неуважаемым другими заключенными.

После пережитых пыток Павла вернули в камеру, где заставили есть из посуды, предназначенной для "пинчей". В тот же день ему приказали мыть "класс воспитательной работы", где после него аналогичным пыткам там был подвергнут другой заключенный. Все последующие дни он лежал в своей камере, "блевал кровью, ссался кровью, ходил в туалет жидким".

Тюремный врач Юлия Михайловна, присутствовавшая уже на нескольких видео из ИК №1, не смогла помочь ему ничем и лишь посоветовала "сделать улыбку попроще".

На второй записи — видео видеорегистратора сотрудника администрации Владимира Костюка. Показано, как он, стремительно передвигаясь по колонии, кроет матом попадающихся ему по пути зэков, орет и на сотрудников:

"Что, ***, времени не хватает? Бегом, ***, в строй! Кого тут еще поторопить?". Он заходит в жилое помещение отряда, где ему под горячую руку попадается заключенный. Костюк его бьет, валит на пол. Заключенный пытается призвать тюремщика к порядку: "Вы, вообще, что себе позволяете?" — "Я сейчас объясню, что я себе позволяю, что не позволяю. Вы вообще обнаглели, ***".

Последующие 5 минут мы видим, как Костюк тащит этого заключенного в административное здание и там в холле избивает, снова повалив на пол.

Зэк, избиение которого запечатлено в этом видео, — Павел Соколов, сейчас он также освободился. Вот что Соколов сообщил "Общественному вердикту" об обстоятельствах того дня:

"В октябре 2016 года я был завхозом отряда № 5 ВК №1. (В тот день) я стоял в локальной зоне 5-6 отрядов. Около меня находился сотрудник ИК №1 Морозов. Он открывал локальную зону, чтобы я смог выйти на проверку. Я выходил из отряда последним, т. к. в мои обязанности входило убедится, что все вышли на проверку и никто не остался в отряде. Ко мне подошел ДПНК (дежурный помощник начальника колонии. — Ред.) Костюк. Он меня повел в дежурную часть ИК №1, толкал в спину, оскорбляя и нецензурно выражаясь… Помню, что он мне сильно заломил руку за спину, так что я ударился лицом о дверь. Я у него постоянно спрашивал: "Что вы себе позволяете?" Он применил болевой прием загиба руки за спину, отчего я начал падать на пол. Говорил ему: "Тихо, тихо, подождите, вы мне по виску попали".

На что Костюк ответил: "Я тебе сейчас по другому месту попаду". Я упал на пол, не мог встать, в это время Костюк продолжал осуществлять заломы уже обеих рук".

Далее бывший заключенный рассказал, как Костюк и подоспевший ему на помощь сотрудник пытались, избивая, стащить с него куртку, которая, как им казалось, была надета без учета погодных условий. При этом Соколов подчеркнул: "Костюк и все сотрудники знали, что у меня была серьезная травма головы, тем более был отчетливо виден шрам. Однако его это не остановило".

"У меня было две операции, трепанация черепа: перелом основания черепа, разлом лобной доли, множественные переломы черепной коробки и челюсти", — отметил заключенный.

Издание пишет, что из этого перечисления становится ясно, что Соколов, переведенный к тому моменту в ярославскую ИК №1, фактически был инвалидом (хотя и не с точки зрения тюремной медицины). И действия Костюка легко могли его убить. Позже стало известно, что его уволили, но не привлекали к ответственности.

Как сообщал OBOZREVATEL, СМИ опубликовали запись жестоких пыток заключенного Евгения Макарова сотрудниками ФКУ исправительной колонии №1 по Ярославской области.

РоссияЯрославль