Если против всех, то за кого?

Если против всех, то за кого?

Политический принцип “против всех” перестает быть уделом маргинальных радикалов. Голосование “против всех” - это уже не только рефлекс разочаровавшегося электората. Не далее как в двадцатую годовщину независимости группа украинских интеллектуалов (не путать с французскими!) открыто заявила о том, что они - “протывсихи”.

Во что эта попытка выльется в дальнейшем - неизвестно даже самим инициаторам. Основная проблема - в “отрицательном” базисе. “Нас не устраивают идеи, которые предлагает Украине сегодняшняя власть и сегодняшняя оппозиция”, - пишет идейный вдохновитель “протывсихов” Евгений Ихельзон. Это хорошо, но достаточно ли этого для формирования будущего украинской политики?

О том, как независимая Украина в разные годы голосовала против всех, мы писали в ноябре 2010 г. по итогам местных выборов. Тогда, как вы помните, случился просто всплеск стихийного "протывсихства": при достаточно низкой явке избирателей голосование за пункт “не поддерживаю ни одного кандидата” достигало в отдельных округах 25%.

Видео дня

Ранее политики как минимум дважды пытались использовать тему “против всех” для продвижения себя любимых. В 2002 г. блок “Против всех” на выборах в Верховную Раду организовали Николай Габер и Дмитрий Корчинский - однако это объединение политических фриков набрало лишь десятую долю процента. В 2010 г. Василий Гуменюк даже поменял фамилию на Протывсих, но это ему не помогло - результат 0,16% говорит сам за себя. При всей своей апатии протестный электорат хорошо отличает настоящего "протывсиха" от фальшивого.

Также лет семь назад был технологический проект “Против всех” - группа молодых людей, окучивавших по различным социальным вопросам районные администрации - флаг у них был забавный, серый стяг с синей ладонью, сжатой в древнеримском жесте “смерть” - кулак с большим пальцем книзу.

Но все эти проекты остались на уровне голой технологии. Созданные искусственно, не имеющие поддержки в массах, они исчезли как и появились - незаметно и без последствий.

Однако сегодня, похоже, количество “отрицательных настроений” переходит в качество, в полном соответствии с диалектикой Гегеля.

Один из признаков качественных изменений в обществе состоит в том, что основное направление этих изменений начинает выражать часть так называемой культурной среды. Причем как сумма индивидуальных настроений “протывсихство” вполне могло присутствовать (и присутствовало) в этой среде уже давно - однако нужен был некий толчок, чтобы из насыщенного раствора начали формироваться кристаллы новой общественной тенденции.

Этим толчком, как ни странно, стал судебный процесс над Юлией Тимошенко. Началось все в начале августа с невинного и предельно адекватного заявления Евгения Ихельзона о том, что противостояние между Януковичем и Тимошенко - “не наша война”.

“Пока господа судят господ, простые люди должны наконец восстать, хотя бы ментально”, - сформулировал свою мысль журналист и путешественник. Он знает, о чем говорит - побродив по дорогам и тропам Азии, Ихельзон видел и блеск, и нищету мира. На своем пути он кого только не встречал - в том числе и живых, настоящих повстанцев.

Неожиданно под скрежет дружного осуждения оказалось, что с Ихельзоном согласны многие. Им пришлось вместе “отстреливаться” от гневных атак политически определившихся коллег.

Нападки противников нынешнего режима и по совместительству сторонников режима прошлого не разбили позицию новых “протывсихов”, а наоборот, помогли сплотиться, максимально четко определить - насколько это вообще возможно в рамках “протывсихства” - чего они хотят от этого мира.

“Единственная революция, ради которой здесь стоит жить – это полная смена политической элиты и ее обслуживающего персонала, к которому принадлежат сотни (!) сросшихся с системой журналистов... Те, для кого эта война "не наша" – и есть сила этого общества, и я искренне надеюсь, что информационная машина не сможет свести нас с ума и поставить под ружье в политические лагеря. Мы хотим полной перезагрузки операционной системы этого государства, а не смены пользователя”, - пишет в очередной своей записи Ихельзон.

От момента самоосознания новой политической общности до первой публичной акции прошло всего ничего времени. На День Независимости около трех десятков “протывсихов” собрались под памятником Сковороды - предложения сформировать отдельную колонну у Кобзаря были отклонены. И не из-за презрения к национальному поэту - в этом как раз “протывсихов” не упрекнуть - а просто чтобы не смешиваться с политически ангажированной публикой. Против - значит, против, а не рядом с теми, кто “за” - только с дулей в кармане.

Резюме встречи сформулировал Ихельзон:

- Мы хотим, чтобы Украина стала мягче, добрее и понятнее по отношению к своим гражданам.

- Нас не устраивает образ жизни, который ведут действующие политические звезды. Следующий президент Украины должен жить в такой квартире, где с трудом поместятся журналисты, которые захотят с ним пообщаться, то есть быть обычным простым человеком.

- Украина остро нуждается в реформах, которые коснутся всех сфер жизни. Причем они настолько необходимы, что иногда не нужно будет считаться со временным ущемлением интересов социальных групп и прослоек. Однако пользы от них будет несравнимо больше, чем вреда.

- Нас не устраивают идеи, которые предлагает Украине сегодняшняя власть и сегодняшняя оппозиция.

- Мы верим, что политика может быть чистой, по крайней мере шанс стереть плесень с ее лица у Украины есть. Для этого не нужна поддержка олигархов или звезд.

Политическая наивность этих идей, конечно же, зашкаливает. Впрочем, любая революционная идея по сути своей наивна, но это еще никому не мешало делать революцию. Что характерно, так это чрезвычайная расплывчатость формулировок. Под большей частью этих тезисов охотно подпишутся и марксисты-ленинцы, и некоторые анархисты, и радикальные либералы (не путать с Ляшко!), и целый ряд крайне правых группировок. Но если каждый из них начнет конкретизировать, то окажется, что все они имеют в виду совершенно разные эталоны чистоты политики, методы стирания плесени с ее лица, да и мягкость и доброту Украины по отношению к ее гражданам каждый трактует в соответствии со своими понятиями о добре и зле.

Впрочем, среди собравшихся у Сковороды “протывсихов” ни крайне правых, ни крайне левых не было. А тех, кто был, слишком мало, чтобы серьезно повлиять на политику сегодня. Они надеются на завтра. Есть, конечно, ненулевая вероятность, что новое движение действительно пробьется в большую политику - обрастая “нужными” людьми, связями, обязательствами, погрязая в пучине того, против чего выступает сегодня.

Грустная перспектива? Более веселая уже была. Ее организовал чуть менее ста лет тому назад один инициативный романтик-идеалист из Гуляй-Поля. Он и его многочисленные сторонники голосовали против всех конными атаками и пулеметным огнем.

Ихельзон не похож на Махно. На что будет похоже его детище - посмотрим.