Непроходимый Киев: столица не видит инвалидов войны на Донбассе

Непроходимый Киев: столица не видит инвалидов войны на Донбассе

Киев демонстрирует заботу о людях с особыми потребностями, но в целом остается пока очень некомфортным для них.

Государственные учреждения оборудуются пандусами для инвалидов-колясочников, но буквально рядом - высокие бордюры, которые без посторонней помощи не преодолеть.

Лишь 12 станций киевского метро доступны для людей в инвалидных колясках. Чтобы увидеть, каково колясочнику в Киеве, "Обозреватель" прогулялся с инвалидом войны по Подолу.

На колесах

С проблемами, типичными для колясочников, участник АТО и инвалид войны Алексей Замирко сталкивается сразу за дверью собственной квартиры - чтобы проехать в инвалидной коляске к лифту, приходится преодолевать очень неудобный и совершенно излишний на этаже порог.

Видео дня

Дом новый, поэтому из подъезда можно выехать через запасной выход - там есть небольшой пандус и заезд для автомобилей. Инвалиды, живущие в советских девятиэтажках и хрущевках, лишены такой возможности.

Алексей сейчас работает над созданием киевской ячейки Ассоциации инвалидов АТО, которая бы защищала права и интересы солдат, отдавших здоровье на войне за Украину.

Он в коляске временно - скоро восстановится после небольшой операции и снова встанет на протезы. Однако в Киеве около двухсот тысяч человек, которые прикованы к коляске пожизненно. И полумеры по обустройству доступности города для таких людей явно недостаточны.

Фото Александр Башкиров

Мы идем по Контрактовой площади, пересекаем Ильинскую - там есть съезд с тротуара на проезжую часть. Крутоват, но все-таки. Вот Подольская районная администрация - на входе пологий пандус, Алексей одобряет конструкцию. Рядом отделение Ощадбанка - тоже с пандусом, но дверь узковата, чтобы заехать, придется звать сотрудников банка, чтобы открыли вторую створку.

"Вы видели, как люди возле банка расступились, чтобы дать мне дорогу?" - говорит Алексей. - "Если бы мне понадобилась помощь, наверняка помогли бы. Наш народ вообще отзывчив в таких случаях".

Жизнь как полоса препятствий

Но на перекрестке с ул. Сагайдачного везение заканчивается. Пешеходный переход обозначен "зеброй", но и только. Никакого съезда, не говоря уже о пандусе, а недружественный бордюр настолько высок, что хочется обозвать его "поребриком".

Фото Александр Башкиров

Его колясочнику без посторонней помощи не преодолеть никак. Коляску нужно развернуть спиной к дороге и аккуратно скатить с тротуара. На противоположной стороне улицы - обратная процедура.

Фото Александр Башкиров

Полоса выложенного плиткой тротуара, за ней - ступеньки и террасы кафе и прочих заведений. Разумеется, без пандусов: киевский бизнес не видит инвалидов-колясочников своими клиентами. Оно и понятно - в большинстве своем люди на колясках попросту не в состоянии не то что добраться до таких заведений, а и вообще выбраться из квартиры.

Фото Александр Башкиров

Тротуары рассечены желобками дождевых стоков. Коляска подпрыгивает, преодолевая эти небольшие, но все-таки препятствия. Их можно было бы накрыть решетками вровень с поверхностью тротуара. "Или хотя бы участок шириной в метр перекрыть решеткой, чтобы коляска могла беспрепятственно проехать", - говорит Алексей.

Почтовая площадь. Снова высокий бордюр, снова приходится спускать и поднимать коляску вручную. Переход со светофором дает пешеходам всего несколько секунд, чтобы пересечь дорогу.

На своих двоих едва успеваешь, колясочник же - не успевает однозначно, приходится испытывать терпение автолюбителей. Рельефная плитка возле церкви Рождества разнообразит ощущения колясочника. "Историческое место, плитка должна соответствовать ему, так что пусть будет. Но вот гладкую дорожку с краю для нас можно было бы и проложить", - говорит Алексей.

Широкая лестница спускается к площади с фонтаном, слева оборудован пандус. "Нет, я здесь свалюсь без посторонней помощи!" - качает головой Алексей. Он примеривается к спуску, но потом отказывается съезжать самостоятельно. Приходится снова задним ходом, упираясь, спускать коляску по пандусу.

Фото Александр Башкиров

На другой стороне площади - такой же пандус, но намного длиннее, в пять пролетов - он ведет вниз к ул. Набережно-Крещатицкой. Это испытание и для колясочника, и для сопровождающего - чтобы возить инвалида вверх-вниз по таким аттракционам, нужна хорошая физическая подготовка.

По-хорошему, здесь должен быть оборудован лифт. Да вот же он - стеклянное здание справа от лестницы. Правда, пока не лифт, а лишь голая, пустая бетонная шахта. И, как насмешка, к входу в лифт ведут ступеньки вместо пандуса.

Видео Александр Башкиров

"Колясочнику практически невозможно передвигаться по Киеву без посторонней помощи", - говорит Алексей. - "И хорошо, если есть кто-то, кто может помочь. Вам, мужчине, тяжело было спускать коляску по этому пандусу, правда? Моя жена - маленькая, хрупкая - но она бы, возможно, тоже справилась. Но как быть тем инвалидам, у которых никого нет? Город для них недоступен".

Город не для инвалидов

Алексей Замирко не пользуется метро - предпочитает автомобили. И его можно понять: по данным проекта "Метро для всех", лишь 12 станций киевского метрополитена оборудованы лифтами либо подъемными платформами для инвалидов-колясочников.

Впрочем, платформы эти, установленные уже довольно давно, как правило, не работают. На остальных станциях в лучшем случае - пандусы или рельсы. На единственном спуске в метро "Почтовая площадь" как раз пандус - такой же опасный, как и тот, что четверть часа тому назад преодолевали мы с Алексеем.

Да еще и без перил со стороны лестницы. Безусловно, это лучше, чем полное отсутствие каких-либо приспособлений. Рядом, правда, фуникулер, к которому ведет широкий и пологий пандус - редкое исключение в столичной системе городского транспорта.

Фото Александр Башкиров

Нельзя сказать, что власти ничего не делают для инвалидов-колясочников, признает Алексей. Госучреждения оснащаются достаточно удобными пандусами. Но в работе городских властей нет системы, перемены либо точечные, либо не до конца продуманные, как, например, в случае с пандусами на Почтовой площади.

Учет интересов и потребностей инвалидов должен быть системным и постоянным. Что бы ни задумывалось, обязательно должен возникнуть вопрос: как этим смогут воспользоваться инвалиды? И решаться этот вопрос должен именно в пользу инвалидов.

Это касается любой мелочи, вроде бордюра на пешеходном переходе, который мы с вами перешагнем не задумываясь, но который становится непреодолимым препятствием для человека в коляске. И это препятствие не просто осложняет жизнь - оно унизительно.

Именно это слово употребил Алексей, отвечая на вопрос, как он чувствует себя в Киеве. Ведь ему, сильному молодому мужчине, городская инфраструктура отказывает в праве на свободное передвижение. И нет уверенности, что ситуация в ближайшем будущем изменится.

На нынешних выборах звучало множество самых разных обещаний. Как, впрочем, и на прошлых. Но инвалиды-колясочники, похоже, не рассматриваются политиками в качестве базового электорального ресурса - для них не стремятся что-то сделать, не пытаются даже что-то пообещать - невыгодно.

Напомним, в киевской больнице обнаружили самодельные инвалидные коляски из пластиковых стульев. Ранее киевляне жестко раскритиковали пандусы на Почтовой площади. Кроме того, один из киевских ЖЭКов запретил киевлянину улучшить жизнь инвалидов и мам с колясками.