Шесть фильмов по цене одного

3,2 т.
Шесть фильмов по цене одного

8 ноября в отечественном прокате стартовал долгожданный "Облачный атлас" - совместное творение создателей "Матрицы" и "Парфюмера". И, собственно, гибрид "Матрицы" и "Парфюмера". Стилистический, а не сюжетный, конечно же (это было бы нечто).

Видео дня

"Облачный атлас" - экранизация одноименного литературного полотна современного английского писателя Дэвида Митчелла. Роман был опубликован в 2004 году, вошел в шорт-лист номинантов Букеровской премии и стал, так сказать, книгой "must read" ХХІ века. Когда же появилась новость о планах экранизировать "Облачный атлас", у поклонников Митчелла возник вопрос №1: как? Многие утверждали, что складно перенести произведение на экран нереально, из-за его непростой, нелинейной структуры и многослойной системы образов. Но когда в режиссерском кресле оказались сразу трое постановщиков – стало донельзя любопытно…

Энди и Лана Вачовски (в прошлом братья Вачовски) в конце 90-х прогремели на весь мир "Матрицей". Потом сняли два ее продолжения, провалившегося "Спиди Гонщика" и затихли. И кто бы мог подумать, что эпатажные брат и теперь уже сестра окажутся в одной лодке с режиссером совершенно иного склада Томом Тыквером – некогда решившемся экранизировать литературный шедевр Патрика Зюскинда (и главное – успешно: киноэкран запах). К тому же Тыквер открыл миру имя Бена Уишоу. Так что сегодня исполнитель роли Жана-Батиста Гренуя буквально заполонил прокат: его лицо параллельно мелькает в "007: Координаты Скайфолл" и "Облачном атласе".

"Парфюмер" и "Матрица" - истории, конечно же, из совершенно разных опер. Но не стоит забывать, что Тыквер начал свою успешную карьеру в кино с антиструктурной картины "Беги, Лола, беги" - нестандартного во всех отношениях криминального триллера, предлагающего зрителю сразу три варианта развития одного и того же события. Так что опыт нелинейной сюжетной линии у режиссера имелся. Вачовски же добавили свои познания в фантастике и системе множественных реальностей.

"Облачный атлас" - это шесть фильмов в одном, которые демонстрируются параллельно. Основная идея – реинкарнация. Прошлые, нынешние и следующие жизни одних и тех же персонажей проживаются одновременно и влияют друг на друга. Хронометраж фильма – без малого три часа, но эти часы, разбитые на шесть историй, составляют всего тридцать минут для каждой из них. А так как истории рассказываются параллельно – перед вами всего полчаса (словом лента смотрится динамично и не дает заскучать).

Представьте, что в зале кинотеатра одновременно работают шесть экранов, которые показывают шесть разных фильмов. И попробуйте все их внимательно посмотреть, понять и связать.

Итак, шесть эпох: середина ХІХ века, 30-е годы ХХ века, 70-е годы ХХ века, 2012 год, 2144 год и новая эра – 100 с лишним лет после великого упадка (падения, конца света, апокалипсиса, армагеддона, как угодно). Шесть разных жанров: приключения/ история, гей-мелодрама, детектив, комедия, фантастика-антиутопия, постапокалиптическая nature-драма о новой цивилизации, смесь чего-то нео-библейского, фэнтези и "Апокалипсиса" Мела Гибсона. Десятка два актеров, переодевающихся и перегримировующихся из рассказа в рассказ, в частности Холли Берри, Том Хэнкс, Джим Броудбент, Хью Грант, Хьюго Уивинг, Джим Стерджесс, Бен Уишоу, Сьюзен Сарандон, Джеймс Д’Арси (принц Эдуард из фильма Мадонны "МЫ. Верим в любовь") и корейская актриса Пэ Дуна.

Юрист плывет на корабле к своей невесте, заражается паразитом и, изнемогая от лихорадки, пишет дневник. Композитор-гомосексуалист читает дневник несчастного мореплавателя и пишет письма своему возлюбленному, которого вынужден был покинуть. Журналистка расследует политическое дело, связанное с ядерной энергетикой, и встречает старика, когда-то давно потерявшего очень любимого человека. Горе-издатель связывается с "распальцованым" бандитом, настрочившем свои мемуары, а затем по милости брата, скрываясь от "бригады" дружков "писателя", оказывается в доме престарелых, где его поджидает медсестра-монстр (привет Кену Кизи). Много лет спустя кинематографисты экранизируют историю побега Тимоти Кавендиша из дома престарелых, и однажды, в ХХІІ веке где-то в Нео-Сеуле, девушка-клон из инкубатора, рожденная, чтобы прислуживать потребителю, смотрит кино о побеге из заточения (интересно, что изначально эту роль должна была играть Натали Портман, но не смогла из-за беременности). Поселенцы долины, жители нового мира, образовавшегося после ядерного взрыва, гибнут от нашествий каннибалов, но однажды на футуристическом корабле приплывает женщина в белом и поведывает правду о богине Сонми, девушке-революционерке, попытавшейся изменить мир…

Три истории снял Том Тыквер, три – Вачовски (причем работали постановщики параллельно). И зритель, хорошо знакомый с почерками режиссеров, несомненно, узнает "руку мастера" в каждой новелле.

1840-е в духе Жюля Верна. 1930-е в духе Гарсиа Лорки и Сальвадора Дали. 1970-е в стиле Джеймса Бонда. 2012-й – комедия, фарс. 2144-й – тотальное потребление и зомбирование, антиутопия в духе Оруэлла с примесью "Бегущего по лезвию" и "V значит Вендетта" (сценаристы последнего, кстати, все те же Вачовски). 106-й после упадка – история Нео-Ноя, только без тварей по парам. У каждого рассказа и эпохи свой стиль, очерченный по давно придуманным литературным и кинематографическим алгоритмам.

"Все взаимосвязано" - гласит слоган фильма. На самом же деле связь между историями и жизнями, которые проживает одна и та же душа, весьма условна, а подчас и вовсе отсутствует. "Наши поступки, хорошие и плохие, формируют наше будущее", - говорит одна из героинь. В нескольких линиях характеры и поступки персонажей, обладающих одной душой, действительно закономерны. Например, Хьюго Уивинг практически во всех историях играет отрицательные роли, достигая кульминации в образе дьявола. Столь же систематически негативны герои Хью Гранта, двигающиеся по нарастающей от нечестного политика до жестокого надзирателя и, в конце концов, каннибала. Но закономерность прослеживается далеко не во всех реинкарнациях.

"Я думаю, идея в том, что некоторые души в процессе движения сквозь время как бы очищаются. Кто-то учится на ошибках, искупает свою вину, кто-то – нет", - говорит в одном из интервью Хьюго Уивинг. Его слова подтверждают перерождения души Тома Хэнкса, которая из тела подлого лекаря переселяется в плутоватого хозяина гостиницы, затем в инженера, переходящего от негодяев на сторону справедливости, а после в того самого Нео-Ноя. Герои Хэнкса зачастую боятся и сомневаются, но в итоге выбирают правильный путь.

Но вот что за смысл заложен, к примеру, в героиню Холли Берри, превращающуюся из неверной жены в отчаянную журналистку, готовую умереть ради правды, науке неизвестно…

По сути, то, что сплетает шесть историй "Облачного атласа" в единое целое, довольно абстрактно. Это правда, любовь, свобода и справедливость. Но с помощью этих понятий в общем-то можно связать все что угодно. Солженицын, фразы вроде "Революционерами не рождаются", "Вы не отнимете у меня свободу", "Наши жизни не принадлежат нам. Мы все связаны друг с другом, с прошлым и будущим" звучат как-то искусственно. Глобальный смысл притянут за уши (но здесь претензии к автору романа, а не к режиссерам картины).

Как говорят создатели фильма, если книга Дэвида Митчелла устроена как "набор матрешек, где одна история прячется внутри другой, то экранная версия - это скорее мозаика" (которую красочно накромсали, но не очень-то складно собрали). Только ни в том, ни в этом случае "Облачный атлас" не тянет на калейдоскоп мироздания. Митчелл говорит о том, что где-то на небе есть план, схема, атлас человеческого существования, и что у каждого из нас есть прошлые и следующие жизни. Но едва ли для зрителя начитанного и накинематографиченного данная мысль окажется откровением.

- Это не имеет смысла, это всего лишь капля в океане.

- А что есть океан, если не множество капель?

Однако при всех претензиях к философскому содержанию в зрелищности фильму точно не откажешь (притом что производство ленты обошлось без крупных студий и уложилось в 100 миллионов при "внешности" на все 200). Визуальное исполнение завораживает. А грим и метаморфозы актеров достойны аплодисментов. В книге Митчелла один из персонажей говорит об облаках, плывущих по небу и меняющих форму. Это метафора реинкарнации, благодаря которой человеческая душа плывет сквозь время и трансформируется – поясняют Вачовски.

Самое увлекательное в "Облачном атласе" - угадывать за каждым новым слоем макияжа, вставных зубов, искусственных носов и силиконовых накладок лицо актера. Наблюдать, как Хьюго Уивинг и Бен Уишоу становятся женщинами, как Том Хэнкс облачается в "конкретного пацана" с золотыми зубами и "цепярой"; как Холли Берри меняет цвет кожи и называется еврейкой, Джим Стерджесс меняет разрез глаз, кореянка становится рыжеволосой британкой с веснушками, а вечный герой-любовник Хью Грант превращается в аборигена-людоеда…

Кажется, "Оскар" за грим уже у кого-то в кармане…

Смотрите все! Цените лучшее!

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного

Шесть фильмов по цене одного