Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

5,7 т.
Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

17 января в украинский прокат вышло долгожданное творение Квентина Тарантино "Джанго освобожденный" - комедийный вестерн об одном из самых черных витков американской истории.

Видео дня

1858 год. Дикий Запад (уже через три года в Америке развернется гражданская война, в которой янки победят южан и освободят рабов). Охотник за головами с немецким акцентом доктор Кинг Шульц по прозвищу Дантист отправляется на очередную поимку безжалостных грабителей и убийц. Но ему нужен верный помощник. По пути Шульц освобождает раба по имени Джанго и предлагает ему партнерство. "Убивать белых за вознаграждение? Конечно, да!". Но у Джанго одно условие: нужно найти и освободить его любимую красавицу-жену…

В 2009 году Тарантино выпустил "Бесславных ублюдков" - гротескное blood-movie об истреблении американскими евреями нацистов во время Второй мировой. Красиво, в стиле "американского психопата", изящно помахивающего топориком, с морем красной краски, брызжущей во все стороны, и кучками немецких скальпов. Впоследствии режиссер заявил, что "Ублюдки" - начало трилогии, посвященной борьбе с расизмом и антисемитизмом. "Джанго освобожденный", как нетрудно догадаться, стал второй частью этого триптиха. Третий фильм, по словам Тарантино, расскажет о мести чернокожих солдат американской армии своему белому командованию опять же во время Второй мировой.

Вендетта – главная тема фильмов Тарантино. Добро, по мнению режиссера, должно бороться со злом его же методами, не менее кроваво и беспощадно. Невеста из "Убить Билла" мстит за окровавленное подвенечное платье и пулю в голове, Шошанна из "Бесславных ублюдков" мстит нацистам за расстрел семьи, Джанго мстит всем белым за шрамы на исполосованной спине любимой... И милости не ждите: ни одного белого в кадре не останется.

Казалось бы, вестерн изжил себя десятки лет назад. Джон Уэйн умер, Чарльз Бронсон тоже, Клинт Иствуд состарился. Но вот братья Коэны снимают римейк "Настоящего мужества", а Тарантино реанимирует итальянский спагетти-вестерн. Атрибуты жанра для режиссера нерушимы: охотник за головами, лихой ковбой (пусть и выращенный из раба), кровожадный злодей, игроки в покер, кроткая героиня, нарочитая красавица (разнаряженная рабыня в доме плантатора), прием "быстрый выстрел от бедра". Критики уже называют "Джанго освобожденного" лучшим спагетти-вестерном со времен "Хорошего, плохого, злого" Серджио Леоне.

Аллюзий у Тарантино хоть отбавляй, начиная от переиначенного эпоса о Нибелунгах и заглавия "Джанго" Серджио Корбуччи и заканчивая "Гамлетом" и простреленной бутоньеркой из "Наемника" того же Корбуччи. Не обошел режиссер вниманием и "Мандинго" Ричарда Флайшера, и выше упомянутого "Хорошего, плохого, злого", и, конечно же, самого себя. Помните, как персонаж Серджио Леоне по имени Туко (он же Злой) называет Клинта Иствуда "блондинчиком"? Так вот Джанго в лице Джейми Фокса то и дело бросает "бледнолицым" пренебрежительное "білявко".

Но прежде всего, Квентин верен себе. Подвенечное окровавленное платье, белый свадебный цветок в петлице, пробитый пулей, кровь, фонтанирующая на снег, багровые капли на хлопковом поле… Красное на белом – классика. Убийственная красота тарантиновского мочилова.

Характеры у режиссера кислотно ярки, как всегда. И в первую очередь, конечно же, у отрицательных героев. Всю свою сознательную карьерную жизнь Леонардо ДиКаприо мечтал сыграть злодея. Как же залипшему в восторженном романтическом амплуа Лео хотелось стать маньяком! Да никто не давал. И вот наконец звезду услышали. Создатель "Криминального чтива", приступая к работе над "Бесславными ублюдками", подумал о ДиКаприо, но роль полковника Ланды предполагала хорошее немецкое произношение. Так зритель узнал об актере Кристофе Вальце, и так "Оскар" улетел из Лос-Анджелеса в Берлин.

Но о Леонардо Квентин не забыл и позвал его в следующий проект. Впрочем, как и главное достоинство своих "Ублюдков" - Вальца. В "Джанго" любимец Мартина Скорсезе предстал в образе жестокого плантатора с рафинадной улыбкой и не менее сахарным именем Кельвин Кэнди. Кэнди – приторно учтивый, типично мерзкий рабовладелец-сноб с дурным вкусом, ограниченным умом, маниакальной тягой к насилию и этикету; франкофил, не знающий французского. Восторженно приподнятые брови и сладкую улыбку своего героя, сквозь которую проступают гнилое нутро и гнилые зубы, актер мастерски сменяет душегубным блеском в глазах и животным оскалом. И окровавленный молоточек идет ему ничуть не меньше, чем курительная трубка. А длинный монолог о черепных различиях в скелете белого и чернокожего, проиллюстрированный "бедным Йориком", завораживает еще больше, когда знаешь, что в этой сцене по руке Лео течет не краска, а настоящая кровь (актер сильно поранился во время съемок, но не стал выходить из образа). И конечно же, заключительная реплика "А тепер десерт. Білий тортик!" - блистательно.

Исключительно хорош слуга Кельвина Кэнди, его правая рука Стефен – хитрый, наблюдательный, выслуживающийся до последней капли пота и в то же время имеющий неоспоримое влияние на массу. Черный, ненавидящий черных, гораздо хуже и опаснее белого, ненавидящего черных. Таким и предстает Стефен, в лице которого с большим трудом узнается Сэмюэл Л. Джексон.

Кристофу Вальцу, прирожденному кинозлодею, Тарантино на сей раз отводит положительную роль. Несмотря на то что его герой убивает за деньги и в первой же сцене фильма стреляет в лошадь (чем едва ли вызывает симпатию зрителей), Кинг Шульц – человек совестливый и почти бескорыстный, защитник справедливости, противник рабства и просто "брадобрей". Но, как помним, добро у Тарантино злое. Поэтому Шульц заставляет Джанго убить преступника на глазах сына и позволяет Кэнди спустить собак на д'Артаньяна. А игра актера, на удивление, столь же маниакальна и притягательна в положительном амплуа, сколь и в отрицательном.

Образы Шульца, Кэнди и Стефена режиссер сразу писал под Вальца, ДиКаприо и Джексона. И это, безусловно, три попадания в яблочко. В роли Джанго Тарантино видел Уилла Смита, но актер отказался. Наверняка, глядя на Джейми Фокса сейчас, Квентин думает: "Все к лучшему".

Недавно режиссер Спайк Ли заявил, что принципиально не станет смотреть "Джанго освобожденного", так как не считает рабство подходящей темой для спагетти-вестерна. Отчасти возмущение кинематографиста можно понять. Но с другой стороны, очередная серьезная драма о расизме повергла бы зрителя в очередное уныние, возможно, вызвала бы слезы и сострадание, но вряд ли бы чем-то удивила. У Тарантино тоже есть драма и боль, тоже плеть рассекает плоть, псы разрывают тело, запуганная нагая девушка рыдает, заточенная в яме. Но, не зацикливаясь на пытках и ужасе, режиссер переключает внимание и… смеется. Над нелепыми расистскими теориями об отличительных впадинах в черепе черного, отвечающих за прислужничество. Над ку-клукс-кланом (оказывается, организация могла быть создана еще в 1858-м, а не в 1865-м, если бы жена одного из активистов ровно вырезала дырки в мешках). Смеется над тупостью господ и воспевает смекалку рабов. Неужто это кощунство?..

"Я не пытался сделать фильм в духе "Хижины дядюшки Тома" или "Списка Шиндлера", где я бы просто окунул вас по самые уши в криминал и ужас происходящего, чтобы вы прочувствовали, как страшно и больно все это было. Я всего лишь хотел рассказать хорошую, волнующую приключенческую историю, которую поместил в те времена", - говорит постановщик.

И это ему удалось. "Джанго освобожденный" и тревожит, и развлекает; и ужасает, и веселит. Под бессмертную музыку Морриконе и стильный рэп один очень рассерженный раб подрывает десятки паскудных "білявок" и самого Тарантино. Особой прелести происходящему добавляет украинский дубляж:

- Лихо ти мале!

- Чортеня ти пишномовне!

На сегодняшний день у фильма два "Золотых глобуса" (за сценарий и игру Кристофа Вальца) и пять номинаций на "Оскар". В прошлом году американские киноакадемики предпочли черно-белой по сути "Прислуге" черно-белого по цвету "Артиста". Посмотрим, что они скажут теперь.

Смотрите все! Цените лучшее!

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови

Черная комедия, белый тортик, хлопок в крови