Конец влияния Путина? Почему климатический саммит в Глазго может обернуться катастрофой для России

5 минут
63,0 т.
Климатический саммит может закончиться проблемами для экономики России

В шотландском Глазго открылась 26-я всемирная конференция ООН по климату – в течение 12 дней делегаты из 200 стран будут решать, как спасти планету от глобального потепления. Но эксперты сомневаются, что мировые лидеры смогут договориться.

Одна из причин – Российская Федерация, президент которой отказался посетить мероприятие. И это не удивительно, ведь новая климатическая политика может обернуться экономической катастрофой для РФ. Почему? Подробнее читайте в материале OBOZREVATEL.

В чем суть соглашения?

Как ожидается, все участники конференции возьмут на себя жесткие обязательства по противодействию глобальному потеплению. Организаторы рассчитывают, что страны предложат целевые показатели по сокращению выбросов до 2030 года, ускорят процесс отказа от угля и начнут быстрее переходить на электромобили, сократят вырубки лесов, будут активнее поощрять инвестиции в возобновляемые источники энергии, а также окажут помощь бедным странам в борьбе с последствиями изменения климата.

Видео дня

Но у экспертов есть большие сомнения, что климатическая конференция принесет реальные плоды. Дело в том, что три из четырех крупнейших стран-загрязнителей – Китай, Индия и РФ не поддерживают такой подход. Вероятно, по этой причине российский лидер Владимир Путин отказался посетить мероприятие.

Джо Байден осудил лидеров России и Китая

"Факт того, что Россия и Китай фактически не появились, вызывает разочарование. И я сам разочарован... Мы предприняли многое, но многое еще предстоит сделать, и мы должны будем сосредоточиться на том, чего не выполняет Китай, Россия и Саудовская Аравия", – заявил американский президент Джо Байден.

Россия пострадает от чистоты планеты

Россия – один из лидеров по выбросу парниковых газов, которые нагревают нашу планету. Ее экономика в значительной степени зависит от эксплуатации углеводородов – то есть нефти, газа и угля, которые и производят эти выбросы. Согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития, РФ – крупнейший в мире экспортер природного газа, и на продажу ископаемого топлива приходится 36% бюджета страны.

По этой причине глобальные цели по сокращению выбросов и диверсификации энергоснабжения в сторону от потребления ископаемого топлива угрожают как российской экономике, так и ее геополитическому влиянию – РФ в настоящее время поставляет более трети природного газа в Евросоюз.

Американский журнал Time пишет, что несмотря на участие России в экологическом движении, "вполне может оказаться, что ее приоритет не столько в борьбе с изменением климата, сколько в изменении нарратива о том, насколько быстро и в какой степени государства должны сократить свои выбросы парниковых газов".

Путин отказался ехать на конференцию в Глазго

Очевидно, что сокращение выбросов и уход от ископаемого топлива несут угрозу как российской экономике, так и ее международному влиянию. "Сама эволюция внешней политики России последних 20 лет была построена на использовании позиции страны как ведущего производителя ископаемого топлива в мире.... Стабильные цены на топливо поддерживают бюджет и помогают выплачивать пенсии. Это основа поддержки военно-промышленного комплекса. И это чуть ли не единственный источник постоянного дохода в стране", – пишет The Wall Street Journal.

Кроме того, Россия не может отказаться от добычи нефти и газа еще и потому, что инвестиции в альтернативные источники ничтожно малы. К примеру, Китай, который является главным загрязнителем воздуха в мире, активно развивает инновации, став крупнейшим мировым производителем электромобилей и солнечных батарей.

Путин не хочет признавать проблемы

Владимир Путин в своем видеообращении назвал "уникальный" ресурс страны, который якобы позволит внести вклад в спасение планеты от изменения климата. "Это поглощающий потенциал наших лесов, тундры, сельхозземель, морей, болот", – отметил он.

Слова российского лидера выглядят рациональными. Однако, считают ученые, за ними кроется нежелание отвечать перед мировым сообществом за экологические проблемы самой РФ. И вот почему:

  • Никаких предпосылок к увеличению поглощающей мощности российских лесов нет. В стране продолжаются катастрофические лесные пожары. По некоторым оценкам, они являются источниками выбросов от 600 миллионов до миллиарда тонн CO₂.

  • По данным российской Счетной палаты, за 2020 год "вывоз леса из сибирской тайги был осуществлен на сумму более 50 миллиардов рублей (более 70 млн долларов. – Ред.), из которых 80% пошло в Китай".

Лесные пожары в России

"И, естественно, и России, и Китаю очно был бы задан вопрос: а что вы в таких масштабах уничтожаете легкие планеты? То есть этот процесс уже неуправляемый, катастрофический и вызван элементарной глупостью и жадностью", – отметил профессор российского Института прикладной экологии Павел Сухонин.

Еще одна проблема россиян – некачественная вода. Несколько месяцев назад Роспотребнадзор разрешил и нормировал содержание антибиотиков и гормональных препаратов в воде, якобы в соответствии с нормами ВОЗ.

"Это сверхнедопустимо ни с научной, ни с логической, ни с человеческой точки зрения. При чем тут ВОЗ? Надо не нормировать, а продвигать существующие технологии по уничтожению антибиотиков и гормональных препаратов", – отметил эксперт.

И страдают от это не только россияне, но и украинцы. Об этом, в частности, напомнил президент Владимир Зеленский во время своего выступления на климатическом саммите. "Крым с уникальной флорой и фауной стал военно-морской базой РФ. А на части Донбасса – затопление шахт, деградация почв, нехватка питьевой воды. И все это сейчас. Это общая угроза всему миру. В наше время беда, где бы она ни случилась, касается всех", – подчеркнул политик, назвав оккупированные территории "экобомбами в центре Европы".

Переход на "зеленую" энергетику – это мировая тенденция, которой следуют развитые государства. Но прорыв возможен, только если крупнейшие государства-источники выбросов парниковых газов ускорят свой путь к климатической нейтральности. Однако, как видим, не все страны готовы следовать этому пути – для некоторых финансовая выгода значительно важнее будущего человечества.