На периферии России может заполыхать – Киселев

На периферии России может заполыхать – Киселев

Прогнозы развала Российской Федерации озвучиваются давно. Называют целый ряд доводов – веских и не очень – в пользу этой версии. В частности, идет речь об экономических, политических, социальных предпосылках подобного развития событий.

Несмотря на то, что в настоящее время нет очевидных указаний на смену власти в России, ведь Владимир Путин продлил срок своих президентских полномочий еще на 6 лет, тема о новом главе РФ также не теряет своей актуальности – с завидной периодичностью озвучиваются имена возможных претендентов на роль первого лица.

Своими размышлениями на этот счет с "Обозревателем" поделился журналист и телеведущий Евгений Киселев. Предлагаем вашему вниманию вторую часть нашей беседы. Первую часть читайте здесь.

- Как вы думаете, удастся ли России сохраниться в своих границах в ближайшие 6 лет?

- Я думаю, что да. Конечно, никогда не говори никогда. Если бы мне сказали, что Советский Союз развалится, я бы сказал: "Вы чего? Конечно, да!" Но все-таки Союз был другой – в нем были многонациональные республики, у каждой из которых была своя история неудачной борьбы за независимость.

Евгений Киселев

Не было такой республики, которая бы не боролась за независимость. Это было и в истории Армении, и в истории Азербайджана, и в истории Грузии, и в истории Украины, и в истории Беларуси, и в истории Балтийских стран. Было движение за независимость и в Средней Азии – сколько с басмачами воевали! Была история своей борьбы и у автономий Северного Кавказа.

Я допускаю, что при определенном раскладе Северный Кавказ может опять заполыхать. Допускаю, что когда-нибудь могут возникнуть проблемы с отдаленными регионами Российской Федерации, например, с Приморьем, с Дальним Востоком. Там тоже есть некая традиция – в свое время там была независимая Дальневосточная республика. Об этом иногда вспоминают. И понятно, что будь Приморье более успешным в экономическом отношении регионом, там все может складываться по-другому. Рядом Китай, Южная Корея, Япония. Экономическое положение в Японии и, условно говоря, цена на подержанные автомобили является намного более важным фактором для дальневосточного обывателя, чем то, что происходит за многие тысячи километров, где-то на другом конце земли в Москве.

Но это в теории. А на практике, к сожалению, это не так.

Я допускаю, что что-то может быть в Калининграде, в котором еще сильна память о том, что здесь была Восточная Пруссия, что здесь была Германия. И теперь, насколько я понимаю, люди более молодых поколений ощущают себя в большей мере европейцами, чем жителями какой-нибудь области России.

Я допускаю разные сценарии. Но я не вижу в моноэтническом государстве, где абсолютное большинство населения составляют все-таки русские, перспективы возникновения центробежных сил, которые разорвали Советский Союз.

Если представить себе, что в результате иной демографической политики, которая проводилась бы советскими властями, в балтийских республиках СССР титульные нации не составляли бы большинства…

- То их удалось бы сохранить в составе Союза?

- То они сейчас были бы автономными республиками в составе Российской Федерации. Потому что страны Балтии завоевали независимость, потому что они того хотели, потому что большинство населения оказалось национально сознательными – литовцы, латыши, эстонцы. В особенности это было заметно в Литве, где был наименьший процент русского населения. По сути дела, они стали локомотивом этого процесса – борьбы Прибалтики за свою независимость.

На периферии России может заполыхать – Киселев

То же самое случилось и с Грузией, которая фактически в 1989 году заявила о том, что она хочет быть независимой. И первая кровавая бойня, первое большое столкновение с человеческими жертвами на почве борьбы с федеральным центром за независимость произошло в Тбилиси, когда людей убивали саперными лопатками.

Поэтому Советский Союз – это одно, Российская Федерация – это другое. Я повторяю: я предвижу напряженность в больших автономных республиках, где титульная нация составляет большой процент, я вижу Татарию и Башкирию, некоторые республики на Северном Кавказе. Кстати, не случайно усмирять Дагестан, раздираемый межнациональными противоречиями, послали, по сути, русского человека – Владимира Васильева. Он, правда, Абдуалиевич, но потому, что его отец был казахом.

А также Калининград и Дальний Восток.

Но в сценарии о том, что появится отдельно "Уральская республика", отдельно "Южносибирская республика", отдельно "Черноземно-российская республика" и прочее я как-то не очень верю. Потому что отсутствует очень важный компонент, который присутствовал с развалом Советского Союза – когда практически во всех республиках возникли движения за независимость на почве пробуждения национального самосознания.

Необходимо также учитывать, что большинство этих республик все-таки имели границы с внешним миром. Когда у тебя есть выход к соседним государствам, к теплым морям и океанам, тебе проще бороться за независимость. В будущем.

А когда ты находишься где-то внутри российской территории, например, Свердловская область с центром в Екатеринбурге. Да, это промышленный Урал, один из немногих регионов-доноров, которые успешны в экономическом отношении и которые содержат дотационные регионы, коих в России большинство. Но куда им деваться там в Екатеринбурге? Как им утверждать свою независимость? И движения там такого нет.

Максимум, за что может быть движение в России – это либо за еще более жесткую систему правления, за возрождение сталинизма в новой форме.

- Каким, по вашему мнению, может быть новый правитель России?

- Хочу заметить, что многие совершенно забывают, совершенно упускают из вида то обстоятельство, что на самом деле следующий правитель России может не быть более либеральным или более демократичным, чем Путин. А генерала вы не хотите какого-нибудь, который всех заставит ходить строем?

- Как Шойгу, например?

- Да нет. На самом деле в глубине души Сергей Кужугетович человек вполне либеральный. Когда-то я был лично с ним знаком. Поверьте, он хитрый восточный человек, тувинец, со свойственным восточному человеку умением маневрировать, хитрить, подстраиваться, пристраиваться, менять окраску. Подумайте – он находится в правительстве России с 1991 года.

Поэтому Шойгу – это еще ничего.

Президент РФ Владимир Путин, министр обороны РФ Сергей Шойгу

А вот какой-нибудь генерал Шаманов, который в свое время кровью заливал Чечню, или кто-нибудь из генералов, которые выдвинулись в ходе гибридной войны с Украиной или российской спецоперации в Сирии – а там, как я понимаю, есть очень крутые ребята, – или какой-нибудь молодой циничный жестокий спецслужбист, фамилии которого мы не знаем, который сейчас является одним из замов руководителя ФСБ или Главного разведывательного управления Генерального штаба… Вот это уже может оказаться гораздо опаснее.

РоссияЭксклюзивВыборы в РоссииЕвгений КиселевВладимир ПутинСергей Шойгу